Главная Публикации Монографии С.Г. Тер-Минасова «Война и мир языков и культур» Глава №8

Глава №8

Интересная статья? Поделись ей

< Предыдущая страница | Следующая страница >

ГЛАВА VIII.

Культура и дело, бизнес, работа. 

 

Культура определяет, а язык отражает (и поэтому тоже определяет) жизнь и поведение человека во всех сферах его деятельности.

Очевидно, что такая огромная и наиважнейшая область человеческой жизни, как работа, дело, бизнес, так же как и все остальные, подвержена влиянию культуры. И сама структура, и механизмы деятельности, и отношение к ней различны в разных культурах, и этот фактор играет решающую роль в достижении максимальной эффективности и самой организации работы, и делового общения.

На эту тему написаны и расходятся огромными тиражами сотни (а может, и тысячи?) книг, статей, справочников и инструкций. Такой интерес не удивителен: возможности международного сотрудничества возросли за последние 15 лет во много раз, особенно в связи с развалом СССР и всего «социалистического лагеря». И опять «человеческий фактор» - языки и культуры – встал на пути экономики и торговли, гигантских международных концернов и несметного множества маленьких совместных предприятий. Просится метафора – киты и планктон: киты-концерны растут и набирают вес, поедая планктон, а он все множится… Но международная торговля, промышленность, финансовая система, все виды сотрудничества в самых разных областях вынуждены работать с оглядками, остановками, просто провалами: киты и планктон плавают в минных полях из-за войны языков и культур. Один просчет, одно неверное движение, одно неподходящее слово – и рушатся многообещающие контракты, перспективы, планы.

Примеров столкновений деловых культур очень много – и в жизни, и в специальной литературе. Особенно много конфликтов такого рода происходит сейчас в нашей стране по понятным причинам: они вызваны бурным взрывом зажатой, закупоренной в течение долгих лет деловой энергии и инициативы в сочетании с массовой неподготовленностью к проблемам языков и особенно культур.

Культурные проблемы в сфере делового общения начинаются с самого первого шага – устройства на работу.

Вот как описывает газета «Аргументы и факты» (№ 17, 1997) ситуацию с набором русских специалистов в международные компании, работающие в Москве, в статье Валерия Булдакова и Ивы Барминой «Охотники за головами».

«Еще пару лет назад попасть на работу в западную фирму было большим счастьем по большому блату. Но сегодня классные русские специалисты уже выросли из штанишек дяди Сэма и не прочь уйти на повышение в отечественные фирмы.

Из четырех с половиной миллионов работоспособных москвичей около полумиллиона трудятся в иностранных фирмах или СП: на заводах и в сервис-центрах, в офисах и представительствах. У большинства из этих людей успел уже пройти период умиления перед Западом – как там у них умеют работать. Комплекс по поводу собственной отсталости тоже давно исчез. Стало очевидно, что их экономическая мысль пасует перед нашим законом и беззаконием. И то, что западные «просветители» не учитывают менталитета «слаборазвитых» русских аборигенов, приносит порой фирмам многомиллионные убытки, рассказывает Александр Хананашвили, президент фирмы «Империя кадров».

Большие просчеты в подборе людей были в Москве у известных фирм из Японии и Кореи, занимающихся электроникой. У них там, хотите – верьте, хотите – нет, при устройстве на работу принято честно и объективно рассказывать о своих способностях. В нашем щедром на таланты городе эти фирмы тоже стали набирать персонал, основываясь на том, кто им что о себе расскажет. Откуда японцам знать, что интеллигенция у нас вечно рефлексирует: «А смогу ли я, а сумею ли?» Зато бодрые кретины всегда уверены в себе: «Да вы что, ребята, у меня полгорода пацанов знакомых!» Таких и брали. Бывали уже случаи, когда японским фирмам приходилось полностью менять состав офиса.

… Одна серьезная американская компания прислала руководить своим московским представительством менеджера, до этого долго работавшего в Тайване. Он решил, что Москва – тоже Восток и психология у местных жителей такая же, азиатская. Он ввел казарменную дисциплину. Все должны были приходить на работу ровно в восемь, даже те, у кого в принципе не могло быть жесткого графика. Опоздание на пять минут каралось штрафом в половину заработной платы. К тому же этот руководитель требовал, чтобы даже высшие менеджеры сами убирали помещения, мыли из шланга свои машины на стоянке перед офисом. Раз в месяц устраивались субботники: элитные работники с зарплатой в две тысячи долларов протирали газеткой стекла. Результат трудовых свершений был налицо: коллектив практически развалился, большинство самых ценных сотрудников из фирмы ушло. Когда, наконец, этот «тайванец» был вынужден обратиться к специалистам по кадрам с вопросами «кто виноват?» и «что делать?», ему мягко намекнули: с такими методами лучше вернуться обратно  в Азию.

Загадочная русская душа вообще часто ставит в тупик иностранцев, чей опыт построен на пособиях «Двадцать пять шагов к успеху» или «Тридцать три совета по подбору персонала». Западному человеку, например, не объяснишь, что в России работа – как второй дом. Важные вопросы здесь решаются часто не за компьютером, а курилке или за чашкой чая. Эта манера русских многократно пить чай, теряя драгоценное время, варягам-руководителям особенно непонятна. Один западный менеджер, которому посоветовали не препятствовать  чаепитиям, понял все по-своему. Он решил, что русским для разрядки нужны шумные застолья. И стал устраивать «po-si-del-ki». Через несколько месяцев он прибежал к советчикам:  «Почему люди на меня волком смотрят?» Оказалось, он собирал сотрудников после работы. В пятницу. В день выдачи зарплаты. Ставил на стол «колу». И ждал непринужденного общения. Народ, конечно, приходил – неудобно обидеть главного менеджера. Но в пятницу вечером с зарплатой в кармане пить газировку… Фирму спасли, посоветовав отмечать дни рождения русских сотрудников. На счастье подвернулся юбилей главного бухгалтера -  тут и была сохранена русско-американская дружба. На радостях незадачливый менеджер пообещал теперь справлять все российские праздники.

Одна из самых трагических ошибок западных менеджеров в России – они не учитывают, что в людях здесь, несмотря ни на что, жива психология гражданина великой державы. Простой пример: замечено, что многие русские испытывают дискомфорт от того, что кнопки факсов, команды из меню компьютерных программ – преимущественно на английском. Это раздражает даже тех, кто отлично знает язык. Тем более неприятно людям, что западные менеджеры «сохраняют дистанцию», пытаясь провести границу между собой и местным наемным персоналом.   Существует «потолок», выше которого русский специалист, каким бы хорошим он ни был, подняться не может. Теряя лучших сотрудников, западные компании вынуждены поступиться принципами. В мелких фирмах сейчас обычно иностранец – только шеф, остальные – наши. В средних – русские по-прежнему в основном в низшем звене. А вот крупные компании резко изменили свою кадровую политику. Иностранцы – в высшем эшелоне, да кое-где под ними в конторе разбросаны единицы мелких приезжих клерков. Остальные – наши, в том числе теперь и в руководстве.

Возможность профессионального роста дают «тренинги», американская система постоянного обучения, совершенствования в маркетинге или, например, в языке. Но и тут не обходится без накладок. Специалистам по маркетингу в области тяжелого машиностроения показывают учебные фильмы из жизни захолустного американского городка про то, сколько банок «колы» надо размещать  в витрине магазина.

Для одного отличного специалиста последней каплей было, когда его заставили писать объяснительную на двух листах, почему он купил за счет фирмы скрепки и для чего они ему понадобились. Зарплата у этого человека была три тысячи долларов. Наплевав на нее, он ушел в российскую компанию – на четыре тысячи.

Отечественные фирмы, подбирая кадры, уже исчерпали запас родственников и знакомых. И теперь готовы платить немалые деньги, чтобы заполучить классного специалиста. Но тот, кто на рынке труда чего-то стоит: обладает «нужной» специальностью или связями, давно нашел свое место в жизни. Поэтому сейчас и у нас стала распространятся «охота за головами». Появились небольшие компании, часто под видом консалтинговых, которые занимаются тем, что переманивают нужного специалиста. Прежде всего выясняется его зарплата, льготы – чтобы предложить лучшие условия. Потом организуется знакомство – иногда по фантастическим сценариям с участием роковых красавиц. «Окучивают» человека порой до года. На Западе это высокое искусство оплачивается десятками тысяч долларов – отдельно за сбор информации, отдельно за первое собеседование и за конечный результат. Известен случай, когда в Америке за одного специалиста было получено 100 тысяч долларов. В Москве гонорары охотников – за все про все тысячи три. За такую цену один банк переманил у другого высококлассного специалиста по аккредитивам».

В 2001г. в российской прессе для миллионов наших сограждан уже были сформулированы правила работы в иностранных фирмах, и советы начинающим имели форму культурно-антропологических учебных эссе. Статья Киры Бурениной «Игра на чужом поле». (Cosmopolitan, декабрь 2001) содержит много живого, интересного материала, построенного именно по принципу культурно-национальных различий в сфере бизнеса, и поэтому вполне заслуживает того, чтобы ее привести целиком.

«Вчерашний российский студент, попав в иностранную компанию, рад всему: высокой зарплате, бесплатным обедам, продуманным интерьерам, замечательным  отношениям в коллективе, демократичности руководства. Спустя месяц он начинает понимать, что плавание в «иностранных водах» не всегда приятный процесс, спустя полгода ему приходится серьезно поразмыслить над проблемой выживания. «Такая проблем в инофирме действительно существует, - говорит Оля, сотрудник западногерманской фирмы BASF. – Мне кажется, что все российские сотрудники иностранных компаний живут двойной жизнью. На работе мы живем по западному, немецкому стандарту. Выходя же за пределы офиса, я становлюсь обычной российской гражданкой. Мы все немного Штирлицы».

Американская компания

Алла Кузнецова очень хотела получить работу в американской компании. Пройдя многоступенчатый конкурс, она получила желаемую должность. Однако вскоре эйфория сменилась разочарованием. «Совершенно напрасно говорят о том, что русские и американцы похожи друг на друга. Да, и те и другие очень общительны, но только потому, что без этого не пробиться в деловом мире. Больше всего меня раздражает показушный оптимизм американцев – у них всегда все OK и все под контролем. Даже если американец знает, что «миссия невыполнима», все равно скажет боссу, что он берет проблему на себя. Иначе тебя перестанут уважать. Мы-то совсем другие, более скромные, совестливые, что ли. Вот и приходится имитировать чуждый тебе оптимизм, пока однажды с удивлением не поймешь, что это становится твоей второй натурой».

Собираясь делать карьеру в американской компании, учти самое главное: по своему деловому менталитету американцы – индивидуалисты. Собрались, поработали над проектом, получили деньги, проект закрыли – и разлетелись. Этим объясняется высокая текучка в представительствах американских компаний в России. Ирина Замова, директор по маркетингу американской компании – производителя пищевых добавок, считает, что американцы – страшные снобы. «Долгое время разница между руководителями и неруководителями в американской промышленности была очень заметной. Специальные места для парковки машин, отдельные залы для обеда, отдельные входы, другая одежда, различные дополнительные льготы для руководителей – все это говорило о том, что они – особая каста. Это стало почти что национальной чертой: заняв более высокую ступеньку на карьерной лестнице, американец не станет больше общаться с прежними коллегами, какие бы отношения их не связывали».

Весьма необычно для нас и понятие «коллективизма» в американском понимании. В течение жизни средний американец меняет до 30 мест работы, нигде не оседая и ни к кому не привязываясь. Зато в американских компаниях платят именно по труду, по личным результатам, а не по тарифной сетке. Американскими шефами ценятся узкие, как шпага, специалисты. Чем глубже знает сотрудник свой предмет, тем лучше. Для персонала организуются специальные семинары и тренинги, «заостряющие» специализацию, но не расширяющие кругозор. Вот почему менеджер по маркетингу всю жизнь должен заниматься маркетингом, даже если он почувствовал склонность к другому занятию. Слишком дорого стоит переобучение, слишком долго придется «заострять» и завоевывать авторитет.

Типично по-американски. Правило General Motors гласит: «Если компания заключает партнерские отношения с другими фирмами и оказывается, что в одной из них работает член вашей семьи, или родственник, или просто знакомый, вы обязаны сообщить об этом руководству. Если вы это скроете, у вас будут проблемы». Это правило комментирует Галина Сотникова, сотрудник Американского медицинского центра: «В американских компаниях пойти и доложить (проще говоря, стукнуть) – милое дело. Доходит до абсурда: врачам в американских клиниках предписано «стукнуть» на самого себя, если ему понравился пациент или пациентка, а если врач этого не сделает, то обо всем доложит коллега. И при этом «Ничего личного, это просто бизнес», тебе улыбаются широкой улыбкой и похлопывают по плечу».

Японская компания

Японский стиль – это коллективизм. Фирма – дом родной, шеф – отец, коллектив – большая семья. Набор в японские компании происходит по закрытому типу: если в компании оказалось вакантное место менеджера, его стараются воспитать в собственном коллективе и никого не брать со стороны. Карьерный рост происходит по одному сценарию: в компанию приходит вчерашний студент, познает азы, медленно поднимается по служебной лестнице и уходит на пенсию. Вся жизнь – на одной фирме и за одну фирму. В московских представительствах этому правилу следуют не очень строго, но тебя все равно заставят пару лет поработать простым исполнителем, даже если ты имеешь опыт руководящей работы. Чтобы вписаться в японскую фирму, нужно быть очень гибким человеком. Что больше всего ценят японские шефы в своих  сотрудниках, так это умение беспрекословно подчиняться, неутомимость, высокую работоспособность, а также отказ от собственной индивидуальности.

Символы высокого статуса, принятые в американских компаниях, у японцев не работают. Все сотрудники одеваются на работу одинаково. Дорогая машина, мобильный телефон «с прибамбасами», норковая шуба, швейцарские часы и обилие золота в ушах и на пальцах – все это неприемлемо для японских компаний. Решения в японских фирмах принимаются коллективно. Личные результаты вливаются в результаты общие, а оплата производится по показателям работы группы (очень напоминает бригадный подряд). Каждый сотрудник должен иметь широкий кругозор, он должен быть готов в любой момент заменить своего коллегу, а это требует обширных знаний из смежных областей.

Типично по-японски. «Мы были поражены одной историей, - рассказывает Лия Ястребцева, сотрудник японской автомобильной компании. – В концерне «Мауусита Дэнкни» рабочего уволили за распространение в цехе газеты коммунистов «Акахата». Он обратился в суд, по решению  суда концерн восстановил этого человека на работе, но подверг его общинному наказанию. У входа на завод, рядом с проходной, построили домик – однокомнатную будку. Строптивому рабочему было сказано, что отныне его производственное задание – находиться весь рабочий день в будке и ничего не делать. Зарплату он получал исправно наравне с другими членами его бригады. Через месяц этого работника отправили в больницу с тяжелым нервным расстройством». Этот маленький эпизод очень ярко демонстрирует зависимость каждого сотрудника от коллектива компании, в которой он работает.

Немецкая компания.

Именно немецкий язык породил слово «бюрократ». За этим словом скрывается не служебная волокита с целью вымогательства, а безусловное доверие к документу. Немцы не умеют читать между строк, поэтому каждая бумага говорит им только то, что в ней написано. Никто не в состоянии объяснить немецкому начальнику, что сроки, зафиксированные в договоре, весьма условны, что план конференции, на которой ему предстоит выступать, может измениться прямо в день проведения конференции. Офисная педантичность – характерная черта немецких компаний. Ни один документ не пропадает, даже если бумажные носители уничтожаются (все, что содержится в офисных папках, фиксируется на микропленку).

«Наши шефы обедают в общей столовой, ездят по городу на машинах сами, без водителей, часто приходят на работу в джинсах и пуловерах, - рассказывает Светлана Коптелова, сотрудник немецкой фирмы.  – Немцы ценят работу в команде, уважает традиции в коллективе. На персонал тратится немало денег, в немецких компаниях самые продолжительные отпуска».

Крупные корпорации имеют длинную иерархическую цепочку – пока какое-нибудь предложение дойдет до самого высокого шефа, оно может морально устареть. «Я много раз предупреждала наше руководство о том, что компании пора начать рекламировать себя в специализированных изданиях. Наш московский представитель решить этот вопрос не мог, поэтому он составил запрос в штаб-квартиру компании. Там этот запрос рассмотрели по очереди несколько департаментов, пока он не лег на стол президенту. Прошел год, президент разрешил истратить несколько сотен марок на рекламу. Но  время было упущено» - жалуется Настя Жихаревва, сотрудник компании по производству сварочных электродов.

Немцам не чуждо трепетное отношение к высоким связям. Сотрудник, женатый на дочери крупного промышленника, имеет гораздо больше шансов на служебный рост, чем его коллега. «Для немцев работа в российском представительстве фирмы приравнивается к работе в опасных условиях. Платится двойной оклад, руководство живет на всем готовом. В общем, довольно теплое местечко. Мы очень долго страдали от некомпетентности нового шефа, пока не узнали, что в России он оказался благодаря протекции своего высокопоставленного тестя. Так называемый витамин «В» (Bezienhungen в переводе означает «связи») очень хорошо влияет на управленческие решения начальства. Это было для меня большим разочарованием», - делится Ирина Вахалина.

Типично по-немецки. Новым сотрудникам германских компаний стоит учесть, что поговорка Ordnung muss sein («Во всем должен быть порядок») до сих пор не потеряла своей актуальности. «У нас любовь к порядку доходит до абсурда, - говорит Лариса, сотрудник компании «Клекнер Шталь». – Каждое утро мы находим на столе листок бумаги, на котором бисерным почерком наш начальник сообщает:  «Я был здесь в 9.02» (или 03, или 01, в зависимости от того, кто и на сколько минут опаздывает к началу рабочего дня). Еще один бзик нашего начальника – стол после окончания рабочего дня должен оставаться стерильным. Меня однажды вернули в офис, когда я уже была на полдороге домой, из-за беспорядка на моем столе. Беспорядком оказались пара папок, раскрытых на нужном мне месте, ручки и степлер. Наученная горьким опытом, я каждый вечер запихиваю в ящик стола бумаги и канцтовары, с тем чтобы утром их выудить оттуда снова».

8 золотых правил роста в иностранной компании

  1. Перед тем, как проходить интервью в инофирме, узнай как можно больше о стране, которую представляет эта компания, и конкретно о ее деятельности в России.
  2. Если тебя приняли на инофирму, как можно скорее выясни ее основные отличия от российской компании (иногда даже жесты могут означать совершенно разные вещи). Спрашивай об этом у более опытных коллег.
  3. Приглядись, как приветствуют сотрудники фирмы начальников, а также более опытных коллег. Правила субординации – ключевой момент в понимании особенностей данной инофирмы.
  4. Внимательно слушай распоряжения своего непосредственного начальника и наблюдай за его реакцией на твои предложения и отчеты о проделанной работе. Очень важно понять, какие качества и инициативы ценятся в этой компании в первую очередь.
  5. Работай, работай, работай. Это ценится в любой иностранной компании.
  6. Попроси кого-нибудь из более опытных коллег рассказать, как происходит продвижение по службе. Как часто и по  какому поводу сотрудникам повышают зарплату.
  7. Обычно очень просто понять, есть ли на фирме дистанция между российскими сотрудниками и их иностранными коллегами. Если такая дистанция существует, выясни, чем она объясняется и бывают ли исключения из правил.
  8. Не забывай хорошую африканскую пословицу «В деревне, где живут одноногие, надо скакать на одной ноге».

Даже люди технических специальностей, инженеры, представляющие разные культуры, подходят к одной и той же технической проблеме по-разному. Это связано и с общей разницей культур, и конкретно – с разницей культурных подходов к образованию. Во Франции и Греции, например, у людей  инженерных специальностей превалирует теоретический и материалистический подход. В Канаде, Великобритании, США – экспериментальный. Французский инженер, решая новую техническую проблему, сначала напишет все нужные дифференциальные уравнения и лишь затем попытается, упростив их, найти решение, то есть будет идти от теории к практике.

Инженер из Канады пойдет противоположным путем: от самой простой модели к более сложной. Соответственно, работая вместе, оба будут недовольны друг другом и сотрудничеством[1].

Делегация российских профессоров-экономистов прибыла в американский университет для переговоров о сотрудничестве.

На первой встрече с американскими коллегами на их вопрос: чем мы можем быть вам полезны? российские профессора начали говорить о своих достижениях, успехах, количестве печатных трудов, защищенных диссертаций.

Американцы рассказали о своих трудностях и попросили коллег из России описать их проблемы, неудачи, сложности. Русские были неприятно удивлены, и разговор не получился. По-видимому, сработали сразу несколько факторов.

Во-первых, принятая в Советском союзе позиция «у нас все лучше всех», «советское – значит, отличное» (практически та же, что и в США: «proud to be American» - что-то вроде «Американец – это звучит гордо») не позволяла «срамиться» перед иностранцами.

Во-вторых, не хотелось представителям недавней супердержавы «жаловаться на жизнь» и таким образом просить помощи у бывших противников.

В-третьих, поскольку я услышала эту историю в пересказе, ничего не известно об общем тоне разговора, не показался ли он ученым России снисходительным. При личном общении невербальные средства (жесты, мимика, выражение лица, интонация – выходят на первый план).

А вот какой случай произошел лично со мной. Ко мне, декану факультета иностранных языков МГУ, пришел на прием представитель американского банка в Москве. Шел 1997 год, время было непростое. Мы говорили о сотрудничестве, о совместной взаимовыгодной программе: о практике наших студентов, об обучении русскому языку как иностранному. Все было очень дружески, мило, у меня осталось хорошее впечатление о встрече.

Через несколько дней пришло письмо, в котором меня благодарили за встречу, говорили о том, что банк подумает о формах своего участия в этой отличной программе и обещали вернуться к этому вопросу как только соберут больше информации. Обычное, классическое «деловое письмо», и незачем было бы тратить на него сейчас время и бумагу, если бы не приписка: «I have enclosed a small donation which may be used either for yourself or for your department». (Я приложил небольшой дар, который можно использовать для себя лично или для вашего факультета).

В конверте лежала стодолларовая бумажка. Как мне было стыдно! Какой у нас был культурный шок, когда я рассказала эту историю коллегам. После всех высоких, важных переговоров о сотрудничестве – жалкая подачка.

Что означала в американской культуре такая странная для нас реакция? Мы так до сих пор этого не поняли. Разница культур? Больше этот банк и его представители на нашем горизонте не появился... Мы были рады.

Реклама – важная и неотъемлемая часть любого бизнеса.

Игнорирование культурных особенностей в рекламе часто сводит на нет усилия и деньги, на нее затраченные. Мины взрываются…

В Узбекистане разгорелся скандал из-за иллюстрации в учебниках немецкого  языка. Одежды и позы женщин на этих иллюстрациях не соответствовали культурным требованиям узбеков. Фирмы-издатели понесли колоссальные убытки, а спрос на немецкий язык еще больше понизился.

В Венгрии неудача постигла рекламу американской компании по уходу за детьми. Образ идеальной матери с грудным ребенком на руках не удался из-за обручального кольца на правой руке. По венгерским обычаям, женщина носит обручальное кольцо на левой руке.

Шинная фирма «Файрстоун» рекламирует свою продукцию в разных  странах по-разному. В Великобритании достаточно изобразить на рекламном щите автомобиль с колесом, «обутым» в шину с различимой надписью «Файрстоун», а на заднем плане поставить элегантных джентльмена и леди. Для Голландии такая реклама оказалась бы непонятной: голландцы слывут тугодумами, поэтому здесь реклама должна быть дополнена крупно написанными фразами насчет того, что шины «Файрстоун» - лучшие в мире. На Филиппинах реклама английского типа вызвала бы тревогу: почему это у машины только муж и жена, наверное, они больны, если у них нет детей? Поэтому здесь в автомобиле должна сидеть дюжина людей, олицетворяющих единую большую семью. В Бразилии же рекламу обязательно надо сопровождать какой-то забористой шуткой, потому что бразильцы считают себя самыми остроумными людьми в мире…[2]

Крупная пивоваренная компания в течение ряда лет применяла в странах Западной Европы такую рекламу. На щитах был изображен мужчина в ирландском национальном костюме, признак которого – зеленая шляпа. Реклама хорошо работала потому, что в Европе ирландцев считают самыми строгими ценителями пива. И уж если ирландцы любят пиво этой фирмы, значит, пиво ее действительно очень хорошее – вот в чем заключался смысл рекламы. Пытаясь выйти на рынок Гонконга, фирма и там решила применить эту уже опробованную и казавшуюся такой надежной рекламу. Но продажи не пошли. Почему? Как выяснилось позже, по местным традициям мужчина в зеленой шляпе означает рогоносца. Из-за того, что фирма не учла этот культурный фактор, она понесла колоссальные финансовые потери.

Дом моделей одного из крупных сибирских городов с восторгом извещал слушателей о том, что ему удалось поучаствовать в выставке-ярмарке одной из стран Юго-Восточной Азии со своей новой коллекцией моделей. В конце же передачи была сделана оговорка, что  у них, правда, ничего не купили, хотя модели сами по себе и понравились. А не купили потому, что в отделке этих моделей был использован белый цвет, который в странах Юго-Восточной Азии считается признаком траура. Аналогичный случай, по свидетельству Ф. Котлера, имел место и при попытке одной скандинавской компании продать детскую одежду в Бельгии: оказалось, что в большинстве регионов этой страны одежда для мальчиков отделывается розовым цветом, а для девочек – голубым, то есть совсем не так, как в большинстве стран мира[3].

Роль языка в сфере бизнеса и в деловом общении невозможно переоценить. В этой области его функции особенно разнообразны, и малейшая неосторожность ведет к большим потерям – моральным и материальным.

В 1977г. в ЛосАнжелосе открылась вторая Выставка Советского Союза после 30 лет холодной войны. Первая была сразу после II мировой войны в 1946г., то есть 30 лет длилась холодная война с бывшими союзниками по войне горячей. В 1976г. американцы приехали в Москву со своей выставкой – в честь 200-летия провозглашения независимости своей страны. Это был знак начавшегося потепления, и в 1977 году, в честь 60-летия Октябрьской революции, открылась советская выставка в США. Это было историческое событие большой политической важности. Интерес американцев к Выставке, где были представлены достижения СССР в разных сферах науки, техники, промышленности, сельского хозяйства, космических исследований и др., был огромен. Однако успех этого акта, знаменующего начало новых отношений между двумя супердержавами, был омрачен культурно-языковой ошибкой: на тщательно подготовленной Выставке безраздельно царил английский язык. Все подписи под экспонатами были по-английски. В штате выставке, куда вошли лучшие переводчики, гиды, стендисты, ни один человек не знал испанского языка.

Для ЛосАнжелоса, для штата Калифорния это было непростительным промахом. Латиноамериканцы, представляющие как раз самый пролетарский слой населения, многие из которых вообще не знали английского языка, остались за языковым барьером. Они пытались обращаться, задавали вопросы – и никто из 300 человек советской делегации не знал испанского языка… Иногда выручали их дети: они учились в школе, знали английский язык и переводили старшим. Но все уходили обиженные: великая пролетарская страна не подумала о трудящихся Америки.

При установлении международных контактов первая языковая проблема – обращение. В разных странах, в разных культурах – разные формы.

В деловой сфере обращение особенно важно, так как это первая нота: если она фальшивая, может не получиться хорошей музыки.

В таких странах, как Китай, Япония, Тайвань, Сингапур, Венгрия, в качестве обращения употребляется фамилия. Она же всегда предшествует имени. Поскольку в английском языке русское имя – это first name (букв. первое имя), а русское слово фамилия – это surname или – чаще -  last name (последнее имя), то описание формы обращения в перечисленных странах имеет несколько каламбурный вид: the last name comes first (букв. «последнее имя становится первым») или the first name of a person is his last name (букв. первое имя человека – это его последнее имя). Но, поскольку язык этой книги – русский, никаких каламбуров-недоразумений быть не может: в качестве обращения употребляется ф а м и л и я.

В Бразилии и Португалии принято обращаться к жителям этих стран (имеются в виду все время официальное, деловое обращение) по имени, но с добавлением титула: если человека зовут Pedro, то – Señor Pedro.

В Филиппинах, Мексике, Италии при обращении к людям разных специальностей к имени обычно прибавляется название профессии: Architect Tee-hankee, Attorney Pedro, Engineer Savinelly[4].

В России традиционная официальная и уважительная форма обращения – по имени и отчеству. В последнее время – как следствие сильного западного влияния – российские деловые круги отказываются от отчества. На визитках все чаще пишут только имя и фамилию. Коллега из провинции подписала письмо именем  и фамилией, опустив отчество. Отвечая ей, я извинилась, что называю ее по имени, и просила сообщить отчество. Ответ нас всех удивил и огорчил: «Лучше без отчества, я была 6 месяцев на стажировке во Франции и отвыкла от отчества». За несколько месяцев пребывания в иной культуре «забыть» свою?! Сотрудничества у нас не получилось, хотя предложение было заманчивое…

Веками в России уважение к человеку (старшему, вышестоящему, у в а ж а е м о м у) выражалось обращением по имени-отчеству. Для общения в России информация «деловых», западного образца визитных карточек типа Николай В. Иванов недостаточна.

Вертишь ее в руках, собравшись позвонить по важному делу, и думаешь: как же сказать – Здравствуйте, Николай В.? Или – Попросите, пожалуйста, Николая В.? А еще к тому же некоторые буквы русского алфавита имеют негативные социокультурные коннотации… А если он, как я, Григорьевич?

И когда я читаю труды Анны А. Зализняк, то думаю: это мода, поза или какие-то личные мотивы? И представляю стихи Анны А. Ахматовой. И Анна Андреевна была бы другой, и даже стихи ее были бы несколько иными…

А Шаховская, написавшая такую интересную, цитированную выше книгу о русском фольклоре «Наследие бабы Яги», имеет два (!) имени Анна Наталия и абсолютно никакого отчества. Даже инициала не осталось. Вот такие новости в русских традициях.

Вопрос – господин, товарищ отпадает в этих случаях сам собой: если без отчества, «западник», значит господин. Впрочем, обращение товарищ практически вышло из употребления, а господин употребляется в подчеркнуто деловых или «элитных» кругах. Большинство русскоязычного населения избегает и того, и другого, поэтому отчество стало еще значимее – нет ни «левых», ни «правых» социокультурных коннотаций.

В Америке, Англии, Австралии культурной нормой является обращение по имени и даже более того, еще демократичнее: используются уменьшительные, детские имена (Bob, Bill, Betty). И это действительно о б щ е п р и н я т о : студенты – профессоров, младшие – старших, весь народ – Президента называют именно так. Bill Clinton – Президент США, его никто и не опознает, если его назвать полным именем – William Clinton. Представляете если бы у нас в стране Ленина или Путина все называли Вовой или Вовочкой? Это была бы другая страна, другой народ.

Многочисленные справочники о том, как успешно сделать бизнес на международном уровне, дают указания относительно языка делового общения. Основное требование: ясность и простота выражения мысли, поскольку главное – это чтобы вас легко и правильно поняли. «Используйте простые слова, которые легко поймут, речь должны быть краткой и логичной. Избегайте синонимов – они могут внести ненужную путаницу, особенно если для Ваших собеседников английский язык – иностранный.

По тем же причинам по возможности избегайте технического жаргона, а в тех случаях, когда без него не обойтись, разъясняйте каждое слово[5].

Здесь уместно сделать оговорку относительно жаргона языка бизнеса. Особенно ярко жаргонизмы представлены в финансовых и  биржевых разновидностях делового языка. Большинство из них носит метафорический характер.

Приведем несколько примеров.

Рыба на дне океана – экономические шпионы

Заяц – биржевой маклер

Бык – тот, кто скупает или сохраняет акции, играет на повышение (рогами снизу вверх)

Медведь – играющий на понижение (бьет лапой сверху вниз)

Овца – спекулянт, ведущий игру вслепую.

Поскольку важная задача языка делового общения – четко и ясно передать информацию, его характеризует большое количество устойчивых, клишированных словосочетаний, которые облегчают пользование языком для обеих сторон участников общения и оптимально реализуют функцию сообщения[6].

Однако, разумеется, деловое общение не ограничивается только четкой и ясной передачей деловой, конкретной информации. Поскольку его главная цель – добиться успеха и склонить партнера к нужному решению (подписать контракт, купить,  продать и т.п.), языковая функция воздействия обязательно присутствует. Реализуется она, разумеется,  не клишированными словосочетаниями, а «высшим пилотажем» в использовании языка: тонкими намеками, полутонами, осторожной языковой игрой (не спугнуть!), различными приемами, описанными в работах по языку делового общения. Эти приемы называются на лингвистическом жаргоне hooksкрючки, которыми «подцепляют» клиентов.

Таким образом, языковые способы воздействия на реципиента (извините, не удалось избежать заимствованного термина: участник речевого акта – не так точно, поскольку реципиент – это именно тот  участник, который воспринимает информацию) в деловом общении играют не менее важную роль, чем в главном царстве функции воздействия – художественной литературе, где открыто используются самые яркие, броские, очевидные стилистические приемы. В деловом общении главное искусство: затушевать, спрятать воздействие, цель которого вызвать у реципиента нужные оценочные и эмоциональные реакции, и сделать это очень тонко, по возможности незаметно. Интересно, что на фоне подчеркнуто сухого, делового, иногда – глобально клишированного текста (см, например, образцы деловых писем в пособиях по деловой переписке) малейшие отклонения, нюансы, намеки на живое, неожиданное (в некоторых культурах – например, в английской – юмор важен и желателен) действуют вполне эффективно. Так на фоне черного бархата ярко сверкают даже самые крошечные бриллиантики.

Язык рекламы занимает в этом плане промежуточное положение между фейерверком художественной литературы, открыто направленной на то, чтобы вызвать экспрессивно-эмоционально-оценочные реакции у читателя, и тонким искусством «поймать» читателя или слушателя на искусные крючки так, чтобы он ничего не заметил. Реклама, как и художественная литература, не скрывает своих целей, но ее набор приемов ограничен жанром: краткость, доходчивость, с одной стороны, и вполне открытые трюки, крючки или, лучше, магниты, привлекающие внимание.

Реклама – особый регистр сферы деловой деятельности, ей позволено быть яркой, неординарной;  в рекламе можно использовать любые способы: языковые, визуальные – лишь бы она выполнила свои функции, лишь бы она работала.

Реклама, ее виды, техника, искусство, язык сейчас в центре пристального и эмоционального внимания ученых и общественности. Особенно это касается нашей страны, где и сама реклама, и ее изучение – дело все еще новое,  в Советском Союзе неразвитое и ненужное. Сейчас, в условиях рыночной экономики, реклама – залог выживания и успеха Бизнеса, Дела, поэтому развивается она очень быстро, бурно, активно и скоро, при таких темпах, усердии и энтузиазме, мы, как обычно, будем «впереди планеты всей».

Рекламу как сферу речеупотребления в данном случае следует рассматривать широко – не только как «оповещение различными способами для создания широкой известности, привлечения потребителей, зрителей[7]», но и как использование различных средств – языковых и визуальных – для вывесок, объявлений, плакатов, инструкций, надписей и рисунков, регулирующих поведение людей, дающих им разного рода информацию. Роль собственно языковых средств в этой сфере общественной жизни и деятельности нельзя переоценивать.

О языке рекламы написаны и пишутся бесконечные труды, книги,  статьи, диссертации, поэтому здесь можно ограничиться только пунктирным перечислением самых распространенных языковых средств и, с другой стороны, несколько более подробным рассмотрением тех случаев, когда связь и взаимовлияние языка и культуры в рекламных текстах особенно значимы.

Для того, чтобы привлечь внимание адресата рекламы, используются все средства, в первую очередь – открытые «игры»  с правописанием, значением слов, графикой.

Англоязычные рекламы изобилуют такого рода примерами еще и потому, что в культурной традиции английского языка игра словами и юмор, часто основанный на этой игре, представляют особую ценность.

Несколько примеров.

(Реклама фильма «Русалочка») The Littel Mermaid: Sea it

I like seafood

I eat what I see

Every man knows why every woman needs her daily male (реклама газеты «Daily Mail» в 70 годы)

Часто для привлечения внимания используются языковые «монстры – нарочитые орфографические ошибки, контаминации (слияние слов), фонетическое письмо, смешение морфем разных языков.

Например.

For the best Chinese food in London WOK THIS WAY. (Wok вместо Walk и Wok – сковорода для приготовления китайских блюд)

DRINKA PINTA MILKA DAY (Drink a pint of milk a day)

Petcetera (pet – домашнее животное + etcetera – и так далее)

-        сеть магазинов, торгующих кормом и товарами для домашних животных.

CU in Moscow – реклама зарубежных программ Университета Колорадо CU – Colorado University, поизносится как [si: ju] и таким образом создается фонетическая игра слов: Колорадский университет в Москве (CU in Moscow) и увидимся/ до встречи в Москве (see you in Moscow).

Coffeйка – название сети кафе в Москве.

Парфюмчик – сеть парфюмерных магазинов.

Рифма – излюбленный прием языка рекламы: привлекает внимание и легко запоминается. Папиросы «Ира» и Моссельпром прочно застряли в памяти многих поколений благодаря рифмованным рекламам В.В. Маяковского: Нам остаются от старого мира только папиросы «Ира». Нигде кроме, как в Моссельпроме, а также гениальная социальная реклама: Граждане люди! Будьте культурны! Не плюйте на пол, а плюйте в урны. Сколько следов истории и революционного пафоса, смягченного юмором: и обращение Граждане в сочетании с людьми, и призыв отречься от старого мира – только папиросы «Ира» оставим, и покупать все надо в теперь уже загадочном Моссельпроме, а главное – пора отучиться плеваться, а вернее – научиться плевать, куда положено в культурном обществе. Гениальный русский поэт начала XX века писал рифмованные рекламы…

Вспоминается высказывание Тенесси Вильямса: «Единственные настоящие поэты нашего времени служат в рекламных агентствах».

А вот современные рифмовки

Здоровый кот без лишних хлопот (реклама еды для кошек)

Чисто идеально, и цена реальна (реклама стирального порошка)

Back on the rack – в американских магазинах, где продают одежду, бывшую в употреблении.

Be fair – pay fare – призыв оплатить проезд.

Stop, Revive. Survive, Break the drive, stay alive – плакаты на шоссе Сидней-Мельбурн в Австралии, призывающие водителей остановиться на отдых, чтобы избежать аварий. Дороги у них слишком хорошие: гладкие, ровные, усыпляют водителя положительной монотонностью. (Вот у нас хорошо: трясет на колдобинах, водитель не уснет, и аварий меньше).

Игра слов в рекламе привлекает и авторов (мастерское владение языком), и клиентов («здорово придумывают эти авторы, остроумно!»)

Реклама лекарства, помогающего при болезнях сердца: Альгениум плюс – Ваш надежный сердечный друг. (обыгрываются разные значения слова сердечный).

Реклама книжной фирмы «Books etc.»:

HARD BACK

Or

PAPER BACK

Books etc offer a

MONEY BACK

Guarantee

Как известно, убеждение или, вернее, стремление убедить, лежащее в основе любой рекламы в самом широком смысле этого слова, реализуется в трех категориях: пафос (взывает к чувствам), логос (опирается на доводы разума) и этос (апеллирует к нормам культуры).

Все приведенные выше примеры иллюстрируют категорию пафос: они построены на игре – с формой, с содержанием, с тем и другим вместе. Во всех этих случаях  игры со словом, реклама пытается убедить клиента, развлекая его, создавая положительные эмоции, то есть обращаясь к чувствам.

Многие рекламы строятся на призывах к логике, разуму – это категория логос. Например, реклама лекарств, как правило, серьезно, с оттенками научности, объясняют реципиенту принцип действия, медицинские показатели, преимущества перед другими препаратами и т.п. Реклама автомобилей, бытовой техники часто включает в себя перечисление конкретных технических преимуществ данной марки.

Для нашей темы особый интерес представляет категория убеждения этос, поскольку ее убеждающая сила основывается на знания и обыгрывании норм культуры и речи. Иначе говоря, способы убеждения в рекламе этого типа обусловлены национальной культурой.

Для России этот вид рекламы особенно важен, потому что именно он может решить специфически российские проблемы с рекламой.

Отношение к рекламе в России далеко не однозначно. Как обычно, население страны расколото на полярно противоположные лагери. Для одних реклама – это двигатель прогресса (особенно экономического), высокое искусство, которому нам, отставшим за эпоху игнорирования рекламы, надо учиться и учиться у «старших товарищей» с Запада (который, поскольку это политическое понятие, может находиться и на востоке). Для других реклама – это «опиум для народа», наказание божье, растлитель умов и душ, орудие массового обмана и оглупления.

Исторически реклама никогда не была в почете у русского народа. Интересно, что самый «народный» из словарей русского языка – словарь С.И. Ожегова к определению рекламы, приведенному выше, комментирует словосочетание сделать рекламу кому-нибудь: перен. «неумеренно расхваливать, разрекламировать».

Это очень точно проясняет вопрос об отношении к рекламе в России: неумеренное расхваливание, крикливое, настойчивое навязывание товаров или ценностей никогда не приветствовалось. В годы советской власти подозрительное отношение к рекламе еще более укрепилось. И дело было не в том, что это был буржуазный прием, пережиток капитализма и т.д. Вернее не только поэтому, а еще и потому, что в эпоху дефицитов товаров и услуг, реклама была не нужна: все хорошее расходилось и без рекламы, а, значит, рекламировать надо было только плохие товары, чтобы сбыть их с рук.

В этом отношении показательно хрестоматийное стихотворение про старика, который пошел продавать свою корову на рынке и, в соответствии с русским национальным характером, честно говорил о недостатках своей буренки: «да мы молока не видали пока». Когда же его пожалел молодой парень (сейчас это был бы новый русский) и стал делать  буренке рекламу, то есть «неумеренно ее расхваливать», реакция старика была искренней и простодушной:

Старик поглядел на корову свою

«Зачем я, буренка, тебя продаю?

Корову свою не отдам никому;

Такая скотина нужна самому».

Эта простая и общеизвестная история ярко и наглядно показывает и отношение русского народа к рекламе, и природную честность как противовес рекламному нахваливанию, и – очень важно! – отсутствие иммунитета к рекламе.

А вот жизненная история. Профессор В.Д. Ившин, доктор филологических наук, участник Великой Отечественной Войны, поехал в Финляндию на научный конгресс. Ему почти все очень понравилось, и свои впечатления он описал в большой заметке в своей родной Калужской областной газете «Знамя». Почти – но не все. «Но что же все-таки не понравилось? Во-первых, проявление господства культуры дикого Запада на телевидении, магазин порнухи и огромные газеты. Например, центральная газета «Новости Хельсинки» выходит на 48 страницах широкого формата… Зачем такой объем? Причем на всю ширину и длину первой страницы ежедневно помещаются рекламные снимки автомобилей, мебели, мужских и дамских костюмов и т.п. Невольно спрашиваешь себя: неужели все это так надо рекламировать, когда у финнов все эти предметы и вещи уже есть в личной собственности?» («Знамя», 22 ноября 1996г.)

Наивно? Странно? Да, наивно, странно, даже нелепо для деловых людей, но очень по-русски: зачем бумагу тратить на такую ненужную вещь, как реклама?

Резкий поворот к капитализму, к рыночной экономике и рыночным отношениям в начале 90х годов XX века повлек за собой такой же резкий напор, наплыв, накат рекламы.

Массовая, прозападная реклама, коверкающая русский язык дурными переводами, а души – чужими ценностями чуждой культуры, затопила нашу общественную жизнь, проникла в каждую щель, обрушилась на неподготовленное,  не имеющее иммунной защиты сознание. Проникла, затопила, обрушилась, а теперь развивается и распространяется невиданными темпами. В этом вопросе мы, как Монголия когда-то, делаем гигантский скачок, перепрыгивая через формации и, несомненно, достигли определенных успехов, которые радуют сторонников и поклонников рекламы и огорчают ее противников.

Поскольку реклама «делается», в первую очередь, языком, она также оказывается зеркалом культуры и это зеркало сейчас отражает очень сложное и далеко не положительное состояние современной культуры. И на зеркало, как известно, неча пенять…

Первое, что бросается в глаза в языке современной российской рекламы, - это англицизмы, поток заимствований из английского языка. Это характерная черта современного русского языка, особенно делового стиля, и реклама отнюдь не является исключением, тем более что и предмет рекламы в большинстве случаев – также заимствованный товар.

Язык современной русскоязычной рекламы это некий коктейль, смесь английского с нижегородским.

Наиболее образованный «элитный» вариант включает английские слова в английском правописании.

Названия магазинов в Москве: «R-style», «Online Trade», «Compulink»

Реклама холодильников:

ICEBEAM

DOOR COOLING

-        охлаждение двери icebeam

-        общий объем 590 л.

-        без инея. No Frost

Очень много английских слов, написанных русскими буквами.

Дилинговый центр Акмос Трейд

Работаем с 1995 года

-   Минимальный депозит $2000

-        Комиссионные $0

-        Бесплатные учебные счета

-        Обучение

-        Конкурс трейдеров

Все депозиты застрахованы.

Круглосуточно.

FOREX

К дилерам, трейдерам, брокерам мы уже привыкли, а вот огромная реклама «ЭКОФЛЭТЫ на Рублевке» многих, даже знающих английский язык (например, автора этих строк), поставили на какое-то время в тупик.

В результате бездумной и поспешной транслитерации английских слов на русский язык получаются неблагозвучные, нелепые варианты, которые становятся отличным материалом для юмористов. В этом отношении особенно знаменит Михаил Задорнов, обладающий тонким чувством языка (наверное, от отца – замечательного русского писателя Николая Задорнова и от жены – доктора филологических наук, профессора Московского Университета). Вот его примеры антирекламы.

«Несколько не по себе бывает, когда русскими буквами пишут иностранные названия. Например, я не могу пользоваться зубной пастой, которая называется «ГЛИСТЕР». Или кремом под названием «КАЛОДЕРМА». Какая-то удвоенная гадость.

А при входе в один из ресторанов висела реклама, на которой был нарисован Микки-Маус, показывающий рукой на вход, и было написано по-английски «Go, Mick». Потом в Москве мэрия издала указ, согласно которому вся реклама должна быть по-русски. То же самое написали русскими буквами «ГО МИК»(М. Задорнов. «Задорнов €нд Ко» М., 2005, сс. 257 – 258).

У него же (и там же с. 207) – пример нелепой рекламы

СОВЕРШЕННО НОВЫЙ СЕКОНД-ХЕНД.

Во-первых, не каждый русский поймет секонд-хенд, во-вторых, и авторы этой рекламы не понимают, что second-hand – вещи, бывшие в употреблении, идущие «во вторые руки», не могут быть новыми по определению.

Реклама знаменитого мюзикла (тоже доброе русское слово…) в Москве выглядела так:

«Моя Fair Леди».

Наконец, «новинка» зимы 2006 года «Идите в shopy» и стрелка, направляющая в магазин.

А вот реклама кофе:

Шедевр купажа с вкусовой доминантой кенийской арабики. Single bean с высокогорных кофейных плантаций.

Понятно, конечно, что шедевр, а вот – чего шедевр и что за арабика с доминантой? И даже знающие английский не понимают: почему single bean? Одно зернышко, что ли?

Материалу хватит на много страниц, много книг и очень много диссертаций.

Вторая характерная черта языка рекламы в России – это нарушение норм лексической сочетаемости русского языка как следствие плохого, поспешного перевода.

Детский лорейн – целая семья достоинств.

Что это за семья достоинств?

Неповторимо устойчивый вкус.

Словосочетание Неповторимо устойчивый долго резало слух, но, в конце концов, из-за бесконечных повторений, в том числе и в пародиях, все потихоньку привыкли.

Блендамед. Пусть улыбка сияет здоровьем.

Может ли русская улыбка сиять?

Сиять улыбкой можно, а вот чтобы улыбка сама сияла – как-то сомнительно.

Модно использовать жаргонизмы. Особенно «полезен» молодежный жаргон – молодежь легче одурачить.

На этом построена реклама:

RC-кола. Кто не знает, тот отдыхает.

Поскольку я уже не молодежь, я никак не могла понять эту рекламу, потому что для меня она звучала так: кто не знает какую-то RC-колу, тот отдыхает, то есть, тому хорошо. И объясняла другим представителям немолодежи: «Это такой прием антирекламы». А потом оказалось, что это значит по-молодежному: тот ничего не понимает, не наш человек.

Этот же прием: стилизация под молодежный жаргон – в таких слоганах (вот и еще новое русское слово), как

Не тормози! Сникерсни!;

Не дай себе засохнуть!

Реклама в России – и как бизнес, и как искусство – развивается, как уже отмечалось, очень стремительно. Теперь уже всем – и авторам, и заказчикам рекламы – становится ясно, что действенная эффективная реклама должна основываться на знании национальной культуры, системы ценностей, привычных образов.

Поэтому сейчас, наряду с иностранными рекламами иностранных же фирм, появляются и российские образцы, придуманные в России и для России.

Однако, дело это тонкое, требующее не только ума – знания русской культуры, но и сердца – тактичного, бережного отношения к тому, что дорого российским «клиентам-реципиентам».

Известно, что народ России гордится – вполне заслуженно! – высоким уровнем культуры и культурными достижениями, особенно в области литературы и музыки.

Соответственно, умные рекламщики принимают во внимание эту национальную особенность и используют ее.

Вот, например, как выглядит реклама общественно-политического журнала «Персона».

«Персона» - это журнал для широкого круга читателей, ставящих своей целью раскрытие качеств, которые формируют персону. «Персона» в переводе с латыни – «личность». У нас это личность, обремененная культурными традициями. Герои 96 страниц журнала – те, кто определяет лицо России в XXI веке. Мы рады всем, кому небезразлично состояние нашего общества вообще и культуры в частности. Наша задача – напомнить о вечных ценностях, рассказать о выдающихся современниках и уже вошедших в историю персонах.

Славянский Банк поместил на своей рекламе фотографию девочки и стихи Осипа Мандельштама без указания автора[8]

Только детские книги читать,

Только детские думы лелеять,

Все большое далеко развеять,

Из глубокой печали восстать

И все. Только адрес и телефоны. Согласитесь, довольно неожиданно – для акционерного коммерческого банка.

Разумеется, иностранные фирмы у себя дома, в своем мире также используют рекламы, основанные на фоновом знании национальной культуры.

Так, известная фирма Laura Ashley рекламирует свою продукцию строками Шекспира

«Come home to me

and I will wait for you» (на фоне огромного кресла).

В отличие от Славянского банка, Laure Ashley  точно указывает источник: William Shakespeare, Julius Caesar, Act I, Scene 1.

А фотография красивой женщины в одежде от Laura Ashley сопровождается цитатой из «Ромео и Джульетты»: «For I ne’er saw true beauty till this night» (William Shakespeare, Romeo and Juliet, Act I, Scene 5).

В Петербургском метро рекламный щит гласил:

Рекламу дай, как истинный мудрец:

Молчание ягнят прерви же наконец.

В тексте аллюзия на американский фильм «Молчание ягнят».

В Москве на Ленинградском вокзале странная реклама, обыгрывающая, по-видимому, народную пословицу лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Лучше пиво в руке,

Чем девица вдалеке.

Использование национальной культуры в рекламе – дело важное и нужное, но это также и дело очень сложное и тонкое. Один неверный шаг – то есть, одно неверное слово, и эффект может быть не просто нулевой, но и даже полностью противоположный.

Чрезвычайно интересный материал дает Василий Касаркин, специалист по языку и стилю русской рекламы.

К одной из своих статей он взял в качестве эпиграфа слова В.О. Ключевского: «Можно и должно заимствовать изобретенный другими способ вязать чулки; но нельзя и стыдно перенимать чужой образ жизни, строй чувств и порядок отношений». Как хорошо и правильно сказано!

В материалах Василия Касаркина много интересных примеров того, как формальное, поверхностное, бестактное использование фактов и образов русской национальной культуры дает негативный результат и сводит на нет усилия авторов рекламы.

Комментарии В. Касаркина проникнуты и глубоким знанием русской культуры и языка, и столь же глубокой любовью к русскому народу, его культуре и языку. Я, конечно, могу пересказать его материал «своими словами» (тем более что в плане любви я ему не уступаю), но, после некоторых колебаний, стало ясно, что лучше привести его материал его же словами.

Статья «Осторожно: сознание»[9] стоит того, чтобы ее привести полностью: написанная несколько лет назад, она сохраняет свою актуальность.

«В последние годы большую известность получил термин-понятие менталитет – «характерные черты национального склада ума». В связи с этим интересно присмотреться к некоторым несуразностям нашей рекламы. Тем более, что языковые ментальные ошибки могут приводить на рынке к уменьшению темпов продаж и даже полному отторжению клиентами товаров и услуг.

Выведение на рынок новых для нас рекламоносителей – сложное дело. Пример тому – такси с гробоподобными рекламными конструкциями на крыше. Москвичи метко прозвали эти машины гробовозами.

Какие ассоциации вызывает реклама водки «Кремлевская» на «гробовозе»? Упомянутое такси, водка и московский Кремль способны создать следующий смысловой ряд: государственная деятельность, пьянство и похороны. Горькое сочетание, не так ли?

Ментальная «мелочь» подводит и компанию сотовой связи «МТС». Она неприятно удивила москвичей такой своеобразной рекламой: на карте Подмосковья (очень похожей на план военных действий) показано расширение зон охвата сотовой связью через взятие Москвы в кольцо. Под стать иллюстрации и слоган: «GSM-900 наступает. Москва сдается».

Оригинально? Чересчур. Авторы рекламы как будто не помнят о попытках вермахта окружить столицу в 1941г., не думают о москвичах – их чувствах и ассоциациях.

К ментальному беспределу можно отнести и оскорбительные рекламные ролики, показанные по ТВ. Например, рекламируя жевательную резинку «Стиморол», «специалисты» предлагали зрителям за получение бесплатной путевки в Канаду провыть волком по телефону – кто лучше. А уговаривая купить стиральный порошок, показывали, как пьяный русский в национальном костюме в гостях пляшет на столе среди водки и еды, давя помидоры, а затем пятна со скатерти легко отстирываются порошком. Смущает нас и самодеятельный слоган: «Когда соседи начинают завидовать…» - так АО «Жилреконструкция» продает материалы для строительства и ремонта. Еще пример «соседской» аргументации: в почтовые ящики кладутся листовки с предложением летних душевых кабин, предваряемым фразой: «А у соседа такого нет».

А между тем, по историческим свидетельствам, разжигать в соседе чувство зависти, то есть досады о вашем добре или благе, - мягко говоря, верх недальновидности.

«Марс» - богатырская выгода!» - призывают с уличных щитов покупать шоколадные батончики. Да вот только невдомек пропагандистам заморских сластей, что понятия «богатырь» и «выгода» в России несовместимы. Богатырь в русском национальном сознании – воин, бескорыстно защищающий Отечество. Да и вообще стремление к богатству для русского национального характера не самое главное. И потому не всегда должно занимать первое место в рекламе.

Кстати, совсем недавно коммерческие объявления пестрели унижающими большинство граждан страны слоганами: «Кристалл – банк для богатых людей!», «Только для богатых!», «Если Вы богаты и респектабельны – Вы наш клиент», «Путевки в XXI век только для богатых туристов», «Наши цены кусают только несолидных людей!», «Водка для богатых!» и т.п.

Теперь мы видим подобные девизы в более «тонком» исполнении: «Для тех, кто ценит комфорт», «Для тех, кто не настолько богат, чтобы покупать дешевые вещи». Слоганисты, кажется, начинают чувствовать отношение общества к бездумно-безумному рекламному слову.

Привычные слова часто используются без учета их бытования в языке. К примеру, в 1994г. на стендах в центре Москвы и на ТВ стали рекламировать европейскую обувь с помощью «родного» обещания: «Мы обуем всю страну!» Сказано было «в точку». Именно тогда «обутыми» - обманутыми разнообразными ЧИФами, АО и банками – оказались миллионы мечтателей-вкладчиков.

Раз уж мы заговорили об обуви, вспомним еще один лозунг. Фирма «МВ ГРУПП», предлагая весеннюю коллекцию, заявляет: «Наступление весны ощутите… ногами!» То, что наша весна – не чета западноевропейской, в расчет не берется. А в России «ощущают» это время года через промокшую обувь, а значит – через простуду.

Нельзя признать нормальным и вопрос: «Любишь жену?» Именно так, бесцеремонно «тыкая», вторгается в вашу семью фирма «Стрибог», навязывая американские моющие пылесосы. В этом слогане чувствуется шантаж, стремление поставить мужчину в неловкое положение перед женщиной. Кроме того, у нас не принято говорить кому-либо о своей влюбленности в жену. В России любят не напоказ, не привлекая к своей жене чужого внимания. Это связано с историей и культурой страны: таинством православного венчания, татаро-монгольским игом, крепостничеством и народной верой в действие сглаза и порчи.

Не понимая того, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, английская преподавательская фирма поместила в вагонах метро рекламу с презрительной фразой: «Будущее за теми, кто говорит по-английски!» Слоган воспринимался пассажирами как национальное и личное оскорбление. Москвичи этот рекламный листок срывали. Здесь ментальная ошибка приобрела ярко выраженный национально-социальный характер.

Подводя итоги, заметим: многие коммерсанты и рекламисты, похоже, до сих пор не понимают, что они работают не просто в стране, а в ЧАСТИ СВЕТА, развивающейся по особым законам. Здесь находится мощнейший духовный и интеллектуальный источник мира.

Пора понять – будущее в России, несмотря на нынешние невзгоды, за теми, кто говорит по-русски. Наш рынок богат, и без знания русского языка, религии, истории, нравов и обычаев народов, населяющих Россию, в российском социуме делать нечего. Кстати, все больше представителей инофирм начинают это осознавать. Жизнь заставляет».

В статье «Красная ностальгия[10]» Василий Касаркин анализирует рекламы, бесцеремонно обыгрывающие наше недавнее прошлое. И ее тоже стоит привести целиком, не прибегая к пересказу.

«Одно время по радио рекламные трубадуры завлекали вкладчиков песней: «Олби» всегда с тобой, «Олби» всегда живой, «Олби» в тебе и во мне!». Теперь на экране ТВ маршируют пионеры-переростки, скандирующие переиначенные строки Маяковского: «Мы говорим ХЕРШИ, подразумеваем – КОЛА, мы говорим КОЛА, подразумеваем – ХЕРШИ!»

Или через крышу дымящего устаревшего автомобиля высовывается окарикатуренный Владимир Ильич и характерным жестом указывает покупателям направление на завод имени себя. Над всем этим – красное знамя с девизом «Автомобили на ЗВИ». Интересно, много ли найдется чудаков, которые поспешат за дымящимся авто по указанному адресу?

Возможно, кому-то рекламная насмешка над сложнейшим этапом российской истории и понравится. Но большинство отнесется к подобной рекламе брезгливо, вспомнив поговорку: «Холоп всегда пляшет на могиле своего хозяина» или еще одну: «О мертвом или хорошо, или ничего».

«Красная ностальгия» - болезнь серьезная и заразная. Она часто возникает в сознании наших рекламистов в виде своеобразных слоганов-«шуток». Например, такой девиз фирмы «Лемон’с», предлагающей автомобили:

ЛЕМОН’С жил,

ЛЕМОН’С жив,

ЛЕМОН’С будет

жить!

А на иллюстрации над красным автомобилем, в красном тексте вместо букв О висят лимоны. Кстати, «облимонивание» ассоциируется с глаголом облимонить, то есть «обмануть, обворовать».

Очень популярно обыгрывание в рекламе ленинских слов. Фирма «НОВЫЙ БЫТ» пришла к слогану: «НОВЫЙ БЫТ – это комфорт плюс мебелизация всей страны». Ассоциация «Эксодин» поражает утверждением от противного: «Светлое будушее капитализма – это «Эксодин» плюс «Эксодинизация» всей России».

«Есть такая АКЦИЯ!» - по-ленински убеждает в исключительности своих акций Международный Бизнесцентр.

Особой популярностью пользуются знаменитые слова «всерьез и надолго». Их приводят в своей рекламе Финансовая группа «Ялос», АО «Джанго», фирма «Кванта+» и даже солидный «Столичный банк сбережений» (СБС). Да вот беда, - в тексте Ленина есть маленькая хитрая оговорка. Говоря о НЭПе, Владимир Ильич уточняет: «…эту политику мы проводим всерьез и надолго, но, конечно (внимание! – В.К.), … не навсегда». К тому же, невдомек банкирам, что они с почтением цитируют теоретика и практика экспроприации, причем прежде всего – банков!

К сожалению, не чувствуют отталкивающей «окрасненности» своего девиза в коммерческой рекламе очень многие.

«На гребне «Красной Волны» - к Успеху!» - так предлагает «лучшие компьютеры мира» фирма «Красная Волна». На гребне волны, накрывшей на 70 лет не одно поколение россиян, страна уже побывала. Стоит ли повторять «успешный» опыт?

Своеобразным слоганом «Революция в цене!» зазывает покупателей концерн, естественно (!), «Октябрь», занимающийся продажей автомобилей. А фирма «Блик» провозглашает лозунг «Пора строиться!» И на иллюстрации строятся по-военному (в фуражках и ремнях под красным флагом) строительно-отделочные материалы, желающие, видимо, что-то снова строить и кого-то «отделывать».

Раздражению предполагаемых клиентов может способствовать и разухабистая трансформация прежнего государственного (!) лозунга. Фирма «Компо», предлагающая замороженное мясо, заявляет: «Пролетарии всех стран, наедайтесь!». Иллюстрируется строка изображениями морд свиньи, коровы и овцы.

Некоторые слоганисты, видимо, рассчитывают на привлечение клиентов через агрессивные ассоциации. Так фирма «Астерра» (пистолеты-распылители для нанесения жидких отделочных материалов) зазывает покупателей усеченной цитатой из Маяковского: «Ваше слово, товарищ!» и изображением целящегося из револьвера (в кого?) «товарища». А фирма «LAMPORT» убеждает покупать у нее тонер-картриджи и кассеты с помощью пролетарского выражения времен Гражданской войны – «В расход!» - с фотографией жилистого кулака, бьющего по столу.

В «красном» арсенале средств воздействия на человека, кроме угроз и насилия, всегда находился и пряник – обещание прекрасного будущего. Этот пряник часто преподносился людям через массовую песню. «Другого нет у Вас пути!» - под стук колес паровоза (на иллюстрации), ставя клиенту ультиматум, поет про свою продукцию салон «Мир паркета». Обыгрывая имя в слогане, «Новый Мир» заявляет: «Мы наш, мы НОВЫЙ МИР построим!». «Он никогда и нигде не пропадет!» - заявляет в рекламном объявлении о себе и предлагаемом полисе Генеральный Страховой Пенсионный Фонд, пытаясь играть на ностальгических чувствах пенсионеров.

Серьезную ошибку совершают и зарубежные рекламисты, предлагающие западные товары на российский рынок. Они, к сожалению, часто используют слова, которые не годятся для русской рекламы, так как могут вызвать у многих негативные ассоциации. Одно из таких слов – «революция». Так, например, зарубежные фирмы, производящие губную помаду, используют слоганы «Революция цвета», «КолорСтэй – революция для Ваших губ» и другие.

В общем, не стоит ни зарубежным, ни нашим рекламистам задевать через коммерческую рекламу «красных товарищей» с их фразеологией, представлениями, атрибутами и образами. Одним они могут напомнить о гибели и бедах миллионов людей, другим – прожитую жизнь, идеалы (пусть даже ошибочные), историю родной страны, над которой вряд ли стоит юморить. Тем более в наше смутное время».

Языковые просчеты в рекламе недопустимы, особенно если за ними скрываются культурные западни.

Компания «Дженерал моторс» при выводе своего «Шевроле» на пуэрториканский рынок назвала его,  как казалось маркетологам, привычным для местного населения, красивым и звучным, отражающим превосходные качества автомобиля испанским словом «Нова»,  что в переводе означает «Звезда». Но автомобиль никто не стал покупать. Как выяснилось позже, в Пуэрто-Рико есть жаргонное слово «Но ва», созвучное с названием автомобиля, которое означает «ни за что не поедет». Изменение названия с «Нова» на «Карибу» исправило ситуацию, но понесенных потерь было уже не вернуть.

А другая американская фирма пыталась продавать в Японии автомобиль под названием «Рэндан», что на японском языке означает «идиот».

Фирма «Паркер» из-за своей небрежности также пострадала на латиноамериканском рынке, пытаясь выйти на него со своими всемирно известными ручками. Ее реклама, сделанная на испанском языке, гласила: «Избегайте беспокойства – пользуйтесь ручкой «Паркер». Из-за двойного значения слова «беспокойство», под которым в испанском языке понимается также и «беременность», рекламный текст стал двусмысленным[11].

В России рекламная кампания приобрела такой широкий размах, который трудно представить себе в других странах: в Москве, Петербурге и других крупных городах России рекламные щиты буквально на каждом столбе, на телевидении любая передача многократно прерывается долгими «рекламными паузами», причем чем интереснее программа, тем чаще и дольше она прерывается.

Рекламные девизы, слоганы, стихи и песни просто вошли в умы, память и язык россиян, стали главным и самым популярным источником юмора и сатиры. Приведу одну юмореску Всеволода Страмцова с весьма показательным названием «Денек Зомби».

Утром проснулся, а на душе радость. Вчера поставил по квартире волшебные ловушки. Значит, таракашкам – конец! Вон инфицированный бегает. Ищет последнего, пятидесятого. Настроение – еще выше. А впереди – завтрак – хлебушек с «Рамой»! Ну очень вкусно! Божественно! И дешево. Зачем есть сливочное масло, когда в нем полно холестерина? Жизнь хороша, когда ешь не спеша!

Только перекусил, самое время позаботиться о чистоте дыхания. Привычно вхожу в зону аэроволн. Чувствую обалденно. И – гулять. Со вкусом оттягиваюсь «Мериндой», сникерсну – по-черному. Надо еще испытать райское наслаждение: «Баунти» или «Марс». Смотря кого сегодня по телеку покажут первым.

На обед – святое: кубики «Галины Бланки» и бутылек «Фанты». Все – в трех экземплярах. Ну и, конечно, - «Эстрелла» с грибами – вкус умопомрачительный. И кишечная микрофлора – в порядке!

Потом чашечка «Нескафе – Якобс-Голд – Нестле – Пеле». Просто восхитительно. Не забыть бы только, кто из них лучше.

После обеда время крышечек от «Фанты» и фантиков от «Галиночки Бланочки». По три штуки в фирмы отправил и дело в шляпе. На днях придут призы. Кухонную мебель и джип «Чероки» я уже получил. Пора думать о путешествии на Багамы.

Потом поправляю свое здоровье. Сначала «Золотой конек». Уникальный «Золотой конек» для всех мужчин. Сила начинает просто переливаться. И потом – к доктору Майорову. Вылечиваю себя за раз от всего. Да и цены такие мизерные, что о них в рекламе даже не упоминают.

И снова поднимается волна радости, потому что вечером жду любимую женщину. Когда она входит, сердце разрывается от нежности. И я ей шепчу: «Больше я не собираюсь скрывать своих чувств, тони, пожалуйста, в пиве «Невское». А она поцелует меня в щеку и скажет: «Любимый, я для тебя помазалась женским «Секретом»! Обнявшись, садимся за стол. Что-то едим и пьем. С аппетитом смотрим по телевизору ревю про прокладки. С тщательной разборкой всех их достоинств. От избытка чувств я дарю ей баночку «Серены». И с ее губ слетает: «Ты мой единственный жаропонижающий жаждоутолитель!»

Ночью я во сне слышу ее голос: «Вовуля! Вовочка! Вова!» И переполненный восторгом, не просыпаясь, я отвечаю: «Кальве!» («За Калужской заставой», 7 марта 2001г.)

Пожалуй, эта юмореска дает не менее полное представление о языке рекламы в России и о ее влиянии на умы и души людей, чем многие научные труды по лингвистике и психологии.

В заключение, чтобы не заканчивать этот раздел на такой грустной ноте, приведу пример рекламы, верно и грамотно использующей и культурный фон, и систему ценностей – в общем, просто хорошую удачную рекламу.

Предмет рекламы – проект загородного дома. Уже само название проекта – «Русский дом с мансардой» импонирует жителям России, заваленным импортными товарами и продуктами и поэтому все больше интересующимся своим, родным, местным, национальным. (Эту тенденцию уловили ведущие иностранные фирмы и всячески рекламируют свою «русскость»: «наш гипермаркет», «Россия – щедрая душа» - слоган Nestle и т.п.).

В рекламе «Русского дома с мансардой» учтено все наше – климат, менталитет, традиции, демография. Вот как она выглядит.

С самого начала этот дом был задуман как собирательный образ жилища, отражающий наш российский менталитет, наш уклад жизни, привычки, климат, экономические возможности, наконец. В итоге получился неплохой прообраз современного, удобного, комфортабельного, теплого, уютного и недорогого дома для россиянина. Особый колорит этому проекту придает использование чердака под теплое, светлое, полноценное жилье. Нам, не избалованным солнечным светом жителям средней полосы, наклонные плоскости мансарды, чьи окна обращены в небо, дают возможность ощутить очарование залитого светом пространства. Мансарда способна стать самым поэтическим уголком в доме со своим самобытным, радующим глаз интерьером. Благодаря окнам VELUX небесный свет проникает во все помещения, включая лестницу и холл.

В концепции проекта торжествует принцип разумной достаточности. Не роскошь, а уют, не архитектурные изыски, а целесообразность.

Таким образом, в доме свободно и с удобством может разместиться семья из 5-6 человек с весьма характерным для России демографическим составом – бабушка-дедушка, мама-папа и дети.

Прекрасный русский язык, ненавязчивый тон людей, заботящихся об уюте (а не роскоши!), о целесообразности (а не об архитектурных изысках). Окна VELUX, правда, несколько портят картину русскости, но словосочетание небесный свет, который они дают, компенсирует этот небольшой дефект: не просто свет, а свет небесный! Очень грамотно! Хочется сказать что-то вроде: «Ведь могут, когда захотят».

На этой оптимистической ноте и остановимся.

 


[1] Lionel Laroch. Managing Cross-cultural Differences in International Projects. Stainless Steel World. Yearbook 1

[2] Пасман Т.Б. Дидактические материалы по новейшей истории зарубежных стран. М., Росмэн, 2005г.

[3] Из книги Беляев В.И. Маркетинг в современном бизнесе: основы теории и практики. Раздел II. Маркетинговые исследования. М., КноРус, 2005 г.

[4] См. Loh Michael. Culture Shocks and Aftershocks. Asia, 21 January, 1996

[5] Lionel Laroch., ibid, p. 11

[6] см. об этом подробно Тер-Минасова С.Г. «Синтагматика функциональных стилей…», М., 1987, Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах, М., 2004г.,  Language, Linguistics and Life, 1996.

[7] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка М., 1993г.

[8] Из материалов Ксензенко Оксаны.

[9] «Рекламные технологии», № 4, 1998 стр. 16-17

[10] Рекламные технологии, № 4, 1998 стр. 14-15

[11] Беляев В.И. Указ. Соч. Ижорский А. Маркетинг: ошибки на вес золота// Деловой журнал для всех. 1991 № 4.

< Предыдущая страница | Следующая страница >

 
Нравится Нравится  
География посещений: