Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Политическая культура и идеологии Kaźmierczyk J., Świt M. Аксиологические дилеммы экономики в условиях Познанского консенсуса

Kaźmierczyk J., Świt M. Аксиологические дилеммы экономики в условиях Познанского консенсуса

Kaźmierczyk Jerzy 

кандидат экономических наук,

Экономический университет в Познани,

член правления Польской экономической ассоциации,

отделение в г. Зелена Гора (Польша)

E-mail: jerzy.kazmierczyk@yandex.ru

Świt Mirosław 
кандидат философских наук, 
Зеленогорский университет, 
г. Зелена Гора (Польша) 
E-mail: m.swit@ifil.uz.zgora.pl

По материалам I Международной конференции "Актуальные проблемы регионоведения"
22-24 ноября 2012 г.

Аксиологические дилеммы экономики в условиях Познанского консенсуса


Основой для аксиологического фундамента демократии является право на свободу, поэтому мы можем принимать неограниченные, суверенные решения. Это касается не только политических или социальных, но и экономических проблем. Однако свободный выбор налагает на нас обязательство ответственности, что влечет за собой хорошее использование разума. Познанский консенсус — проявление свободного выбора. В соответствии с этим существует необходимость индивидуального решения экономических вопросов и адаптации их к современным условиям. Нельзя ожидать, что одна модель экономики станет стандартом, рекомендуемым для всех стран и условий.

Ключевые слова: макроэкономика, демократия, общество, Вашингтонский консенсус, Познанский консенсус.


Axiological dilemmas of economy in Poznan consensus

The right to freedom is an axiological basis for the foundation of democracy, so we have every right to undertake sovereign decision, not only in political or social, but also economic issues. However, it should be noted, that the free choice imposes on us the obligation of responsibility, and therefore, the decision should be accompanied by good use of reason. The Poznań Consensus is a manifestation of a free choice. According to it, there is a need to individualize economic solutions and to adapt them to current conditions. We should not expect that a single standardized model of the economy will become recommended for all countries and situations.

Key words: macroeconomics, democracy, society, the Washington Consensus, the Poznan Consensus.


1. Введение


Социальные и экономические изменения, происходящие в экономике, постоянно удивляют нас. Те, которые впереди нас, часто не могут быть прогнозированы. Большиe проблемы современной экономики высокий уровень безработицы, бюджетный дефицит, государственный долг, социально-экономическое расслоение и слишком мало инвестиций и инноваций. Более того, даже позитивные изменения этих показателей могут иметь негативные последствия, как это было в случае «голландской болезни». Растущие экономические и социальные пертурбации способствуют дебатам об основных проблемах экономики и общества.

Такие изменения освежают дискуссию о предпосылках и принципах управления экономикой и принятия экономических решений, о том, кто должен решать самые важные для экономики вопросы. Должны ли это быть специалисты в узкой области или согласно принципам демократии все должны принимать решения и потом нести за них ответственность? Это в свою очередь связано с попыткой найти ответы на вопросы о желаемой степени государственного вмешательства в экономику. Неолиберальные [1] идеи стоят противоположно этатистическим решениям.

Познанский консенсус является попыткой ответить на эти и другие вопросы. Для этого было представлено значение демократии для развития мира. Затем описывается методология исследования, чтобы окончательно представить результаты эмпирических исследований и подсчеты Интегрального показателя неолиберализма (ИПН) для экономической политики.


2. Демократические процедуры и экономика


Для современного человека самым благотворным влиянием политической революции, которая началась в современное время, являются возрождение и расширение демократических идей. Первоначально ее диапазон был довольно ограничен. Расширение политической революции и тем самым территориальная экспансия демократии стали серьезным вызовом для послесовременного мира [2]. Это особенно важно для Европы, континента, которому отдельные нации и государства слишком хорошо знакомы с сутью всех разновидностей зла, приносящего страдания. В то же время следует подчеркнуть, что зло, которое является результатом истребляющих войн и тоталитарных режимов, это вынужденная мера, чтобы понять целесообразность борьбы за мир. Кант писал, что «все войны [...] являются попыткой ввести новые отношения между странами путем уничтожения»[3]. В первую очередь надо что-то уничтожить для того, чтобы быть в состоянии испытать настоящую радость строительства чего-то нового.

У демократии были взлеты и падения. Ее происхождение восходит к Древней Греции. Афинская демократия сформировала такие политические ценности, как равенство, свобода и справедливость, которые стали, особенно в современной эпохе, корнями западной политической мысли[4]. Преимущества афинской демократии наиболее полно выразил в 430 г. до н. э. Перикл в своей траурной речи над могилами воинов, подчеркивая ценности современной ему демократии, которые также сегодня являются аксиологической основой демократии, – свободу, равенство перед законом, терпимость и справедливость[5].

Восторг от демократии в Афинах длился недолго. Уже Платон и Аристотель критиковали демократию. Платон осуждал ее из-за слишком безудержной, неограниченной свободы, которая незаметно может легко привести к анархии. По выражению Платона, «чрезмерная свобода, кажется, что к ничему не ведет, только к чрезмерному рабству – и для частного лица, и для государства. [...] Поэтому естественно, что никакая другая система не ведет к созданию диктатуры, только демократия; свобода без границ – полное и дикое рабство»[6].

Аристотель тоже не был сторонником демократии, однако, в отличие от Платона, не отвергал ее полностью. Как приверженец «золотой середины», он формировал видения хорошего общественного строя, представляющего собой смесь из олигархии и демократии. Аристотел писал, что «политиия – это, коротко говоря, смесь олигархии и демократии. Мы привыкли наименовать политииями режимы, склоняющиеся в сторону демократии, в то время наименовать аристократами режимы, склоняющиеся к олигархии, потому что рядом с большим богатством также идет образование и благородство»[7].

Несмотря на негативные отзывы ​​Платона и Аристотеля, касающиеся демократии, она безусловно является политическим строем, который наиболее полно защищает основные права человека, в частности права на свободу. Важной слабостью демократии оказалась низкая стабильность. Однако это не является результатом ошибочных теоретических предпосылок демократии, но нестабильного поведения человека в качестве субъекта, ответственного не только за добро, но и за зло.

Проблема со стабильностью демократии возникает от чрезмерного потребления ценностей, а особенно от неограниченной свободы. Избыток жизненных сил демократии не используется равномерно между активностью в общественной сфере и сфере личной жизни. Чрезмерное абсолютизирование частной сферы и чрезмерная абсолютизация собственного «Я» ослабляет социальные связи, политическую деятельность и увеличивает масштабы претензий[8]. По мнению Жака Рансьера, смещение акцента на частную жизнь «приводит людей к тому, что больше не заботятся об общем благе и начинают подрывать авторитет правительства, призывая правительство в ответ на спирали запросов, сделанных обществом»[9]. Стабильность демократии должна быть результатом возможности контролировать, с одной стороны, избыток, возникающий из общественной жизни, с другой – избыток отдельного выхода из общественной жизни в частную сферу.

Демократия как форма политической и социальной жизни является царствованием избытков, а избыток может привести к краху[10]. В этом случае было бы желательно искать компромисс – так называемый баланс между общественной сферой и сферой личной жизни.

Несомненно, сегодня люди должны чаще появляться в общественной сфере. Скрываясь в частной сфере, человек лишает членов сообщества демократических прав совместно принимать решения. Свобода выбора является не только политической привилегией, но и своего рода ответственностью за совместное принятие решений как социальных, политических, так и экономических. Отступая от общественности, мы позволяем другим распоряжаться нашей судьбой. В то же время надо иметь в виду, что автономный человек должен знать, что его решения  должны иметь объективное подтверждение. Переход с области субъективного выбора в объективный закон требует моральности. Без ее последствия свободного выбора могут отходить от общего блага и приблизиться к анархии. По словам И. Канта, будем воспринимать нравственные отношения только тогда, когда мы осознаем последствия нашего выбора и будет сопровождать своего рода нравственный императив. И. Кант писал, что надо поступать «согласно с максимой, которая может быть действительной для общего права. Каждая максима, которая непригодна для этого, противоречит морали»[11]. Свобода – это дар, который следует использовать рационально. Так, понимаемая свобода является свободой для добра[12], которое следует принять во внимание при вынесении своего решения, особенно когда последствия этого выбора переступают границу собственного «я» и обращаются к общественному «мы». Исполняя вышеуказанные условия, свобода становится источником подлинно демократических выборов.

Критические замечания, посланные в адрес демократии[13], не меняют того факта, что современная демократия морально превышает другие политические системы[14]. Главные преимущества демократии включают: предотвращение тирании; уважение основных прав человека (например, право на участие в принятии решений или право на свободу выражения мнения); обеспечение всеобщей свободы и моральной независимости; возможность неограниченного развития человека, политическое равенство, а также мир и достаток[15]. Самое большое преимущество демократии – она дает людям большой диапазон свободы. Существует даже мнение, что свобода в современных демократиях слишком абсолютизировалась[16], а это может в будущем негативно повлиять на состояние той же свободы. Чтобы этого не произошло, нравственность и уровень доверия в обществе должны, если не увеличиваться, то хотя бы остановиться на высоком уровне.

В настоящее время все чаще подчеркивается взаимосвязь между демократией и благосостоянием граждан. Особенно эти отношения активизировались во второй половине ХХ в. Вероятно, это обусловлено связью между представительной демократией и рыночной экономикой[17]. Правда, не все страны с рыночной экономикой являются демократическими странами, но в тех странах, которые вступили на путь демократического развития, развивается рыночная экономика. Это выражается в возможности широко использовать преимущества экономического процветания. Если согласимся с мнением Ф. Фукуямы, что действует взаимосвязь между демократией и рыночной экономикой, в противоположном направлении, в будущем недемократические страны с рыночной экономикой станут полностью демократическими[18].

В настоящее время, как отмечает Всемирный банк, демократия может повлиять на укрепление экономического роста. Это нашло отражение даже в условиях Вашингтонского консенсуса, который является доктриной, провозглашающей, что интеграция экономики бедных стран и мировых рынков приведет к решению многих экономических и социальных проблем[19]. Данная доктрина не относилась в полной мере к демократическим решениям, но указывала только на гарантии для развития прав собственности[20]. Тем не менее наличие демократических процедур в условиях экономического развития становится все более распространенным. В докладе Всемирного банка «Справедливость и развитие» (2006)  авторы обращают внимание на вопросы демократизации, хотя в предисловии к докладу тогдашнего председателя правления Банка П. Вулфовица непосредственно об этом не упоминалось, но уже в основном тексте можем найти примеры прямых похвал за демократию[21].

В связи с вышеуказанными теоретическими рассуждениями были проведены в соответствии с демократическими правилами практические исследования, направленные на разработку модели принципов, рекомендованных для экономики.


3. Методология исследования


Для определения экономических принципов, которые представляют собой консенсус среди экономистов из познанского научного общества, был использован опрос. Проведению конечного исследования предшествовали пилотные исследования, позволившие уточнить бланк анкеты. Пилот состоял из 107 студентов, а затем (после корректировки бланка анкеты) из 25 сотрудников Экономического университета в Познани (ЭУП). Конечный – анонимный опрос был отправлен в мае, июне и июле 2012 г. (в письменном бумажном виде) ко всем[22] исследователям (612),  работающим в ЭУП. Принято, что сотрудники этого вуза являются самой большой группой экономистов-теоретиков в г. Познань. Сотрудники других университетов в Познани менее многочисленны, и часто люди, работающие в ЭУП, одновременно сотрудничают с другими университетами в Познани. Тогда были отправлены электронные письма ко всем сотрудникам, напоминающие об опросе. Несколько недель позже были отправлены электронные письма с прикрепленными электронными версиями анкет и просьбой, заполнить анкету теми сотрудниками, кто еще этого не сделал. В итоге было собрано 246 анкет, из них шесть отклонены из-за плохой надежности и больших проблем в ответ на вопросник. Возвратность составила 39,22 %. Благодаря характеру опрошенной группы (специалисты по экономике) исследование имеет признаки метода Дельфи[23]. В таблице показана структура группы сотрудников, которые ответили на вопросы анкеты. Следующий этап исследований будет заключаться в создании других местных консенсусов среди исследователей, политиков и предпринимателей. Все местные консенсусы вместе дают Польский консенсус, который будет основой для международных сравнений.


Таблица

Структура сотрудников Экономического университета в Познани, которые ответили на вопросы анкеты[24]


Магистр

Кандидат наук

Доктор

Профессор (prof. nazdw.)

Профессор (prof. zw.)

Все

Все

Все

63

26%

118

49%

6

3%

26

11%

19

8%

240

Женщины

27

30%

50

55%

1

1%

6

7%

4

4%

91

Мужчины

34

26%

61

47%

3

2%

17

13%

14

11%

130

Область науки – экономика

Все

40

28%

67

48%

6

4%

15

11%

11

8%

141

Женщины

21

35%

33

55%

1

2%

3

5%

1

2%

60

Мужчины

19

25%

34

45%

3

4%

9

12%

9

12%

75

Область науки – управление

Все

15

24%

34

55%

0

0

6

10%

6

10%

62

Женщины

3

15%

11

55%

0

0

2

10%

3

15%

20

Мужчины

12

29%

21

51%

0

0

5

12%

3

7%

41

Область науки – товароведение

Все

2

20%

6

60%

0

0

1

10%

0

0

10

Женщины

1

17%

4

67%

0

0

1

17%

0

0

6

Мужчины

1

33%

2

67%

0

0

0

0

0

0

3

Область науки – социология

Все

1

25%

2

50%

0

0

0

0

1

25%

4

Женщины

0

0

1

100%

0

0

0

0

0

0

1

Мужчины

0

0

1

50%

0

0

0

0

1

50%

2

Область науки – психология

Женщины

0

0

0

0

0

0

1

100%

0

0

1

Область науки – другая

Все

6

38%

7

44%

0

0

1

6%

1

6%

16

Опыт работы в бизнесе

Большой[25] опыт

30

32%

47

51%

2

2%

7

8%

6

7%

93

Малый опыт

29

24%

62

50%

2

16%

16

13%

10

8%

123

Источник: авторские исследования.


4. Познанский консенсус


В истории экономической и социальной мысли отмечено несколько концепций, называемых консенсусами. Были консенсусы в Вашингтоне, Пекине, Копенгагене и в других городах. Они часто рождались, когда в какой-то стране происходили изменения и эта страна нуждалась в новых принципах решения. Различна была и степень демократизации выбора принципов консенсуса. Одним из новейших консенсусов является Познанский консенсус. Он включает экономические принципы,  полученные путем опроса ученых-экономистов. Познанский консенсус – результат демократического выбора, сделанного опрошенными исследователями. По принципам Познанского консенсуса оценка каждого респондента имела тот же статус и важность, в отличие от Вашингтонского и Пекинского консенсусов, где о форме «консенсуса» решила узкая группа людей. В принципы Познанского консенсуса входят:

1)    возможность свободно инвестировать свои средства;

2)    защита частного имущества;

3)    независимость Центрального банка от правительства государства в проведении денежно-кредитной политики;

4)    государственный долг (публичных финансов) не должен превышать 60% ВВП;

5)    дефицит публичных финансов, не превышающий 3% ВВП;

6)    коррупция не может хорошо влиять на экономику;

7)    налоги и государственные трансферты должны быть умеренно низкими;

8)    экономическое развитие должно быть приоритетной задачей экономической политики;

9)    НДС должен быть самым важным источником доходов государства;

10)  увеличение занятости должно быть приоритетной задачей экономической политики;

11)  расходы на образование, исследования и разработки должны рассматриваться в качестве приоритетных.

Основой для создания Познанского консенсуса были опросы среди ученых-экономистов. В этих опросах содержались многие экономические и социальные вопросы, связанные с функционированием экономики. Теоретической базой для осуществления эмпирического исследования были принципы и рекомендации неолиберального Вашингтонского консенсуса и Пекинского консенсуса, который считается этатистическим [26]. Такие правила в сочетании с результатами наблюдения польской экономической практики привели к созданию анкеты. Ответы исследователей могут быть оценены в контексте неолиберализма и этатизма, что в свою очередь приводит к некоторым интересным сравнениям.


5. Интегральный показатель неолиберализма


Чтобы подытожить вышеуказанные рассуждения, можно использовать ИПН. Некоторые принципы в опросе были признаны благоприятными для неолиберальной модели экономики, т. е. сильная поддержка этих принципов свидетельствует о высокой степени неолиберализма. Среди этих вопросов были вопросы, касающиеся принципов Вашингтонского консенсуса. Теоретически ИПН может принимать значения от –3 (крайняя оппозиция неолиберализма) до 3 (крайняя поддержка неолиберализма). ИПН = 0 означает, что сила отрицательных рекомендаций такая же, как сила положительных рекомендаций. По итогам опроса ИПН для вопросов, касающихся принципов Вашингтонского консенсуса, состоял 1,1972. Это говорит о том, что сила неолиберальных оценок[27] была больше, чем сила этатистических оценок.


6. Заключение


Одним из наиболее важных достижений демократии является право на совместное принятие решений не только с точки зрения общественного или политического порядка, но и экономического. Такая своеобразная привилегия, которая является результатом свободного выбора (право свободного выбора следует понимать как тесно связанное с ответственностью), чтобы была социально полезной, должна принимать во внимание принцип, что каждый компетентный участник демократических выборов имеет ту же область свободы. По этой причине Вашингтонский консенсус оказался неудовлетворительным решением. Со временем изменяются принципы функционирования экономики и общества, а также приоритеты и цели, которые люди ставят перед собой. Таким образом, сохранение старых «рецептов» и правил, применяемых во всех случаях, какие находим в Вашингтонском консенсусе, не приносит ожидаемых результатов. Только тогда, когда люди участвуют в выборах, они полностью удовлетворены демократией. Познанский консенсус меняется с течением времени и адаптируется к нынешним условиям (изменяются вопросы анкеты и рекомендации, вытекающие из консенсуса). Он не заставляет людей реализовать преждевременные, задержанные или просто устаревшие цели. Принимая решение, надо руководствоваться идеей общего блага, потому что только тогда будет соблюден свойственный смысл демократических выборов, и, следовательно, выбор будет учитывать не только индивидуальные, но прежде всего общественные предпочтения. По мнению Р. Даля, рост благосостояния демократических обществ – результат отношений, существующих между представительной демократией и рыночной экономикой, что отмечает в последнее время в своей стратегии Всемирный банк, указав на необходимость взаимных консультаций. Следует констатировать, что использование демократических процедур в определении стратегии экономического развития не только разумно, но и необходимо.


Список литературы

  1. Arystoteles. Polityka. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2004.
  2. Dahl R. O demokracji. Kraków: Społeczny Instytut Wydawniczy Znak, 2000.
  3. Fukuyama F. Koniec historii. Poznań: Wydawnictwo Zysk i S-ka, 1996.
  4. Fukuyama F. Wielki wstrząs. Warszawa: Wydawnictwo Politeja, 2000.
  5. Harvey D. A Brief History of Neoliberalism. N.Y.:  Oxford University Press, 2007.
  6. Held D. Modele demokracji. Kraków: Wydawnictwo Uniwersytetu Jagiellońskiego, 2010.
  7. Kant I. Metafizyka moralności. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2007.
  8. Kant I. Rozprawy z filozofii historii: Wydawnictwo Antyk. Kęty, 2005.
  9. Kaźmierczyk J. Налогово-бюджетная политика в условиях Познанского консенсуса // Socialas zinatnes regionalajai attistibai 2012: finansu kapitala ietekme uz regiona konkuretspeju. Daugavpils: Daugavpils Universitate, 2012.
  10. Morawski W. Socjologia ekonomiczna. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2001.
  11. Perykles. Mowa nad grobem bohaterów // Wielkie mowy historii. Od Mojżesza do Napoleona / Wybór i opracowanie T. Zawadzki; przekł. K. Kumaniecki.  T. 1. Warszawa: Wydawnictwo POLITYKA Spółdzielnia Pracy,  2006.
  12. Platon. Państwo. T. II. Warszawa: Wydawnictwo Alfa, 1994.
  13. Possenti V. Religia i życie publiczne. Chrześcijaństwo w dobie ponowożytnej. Warszawa: Instytut Wydawniczy Pax, 2005.
  14. Ramo J.C. The Beijing Consensus. The Foreign Policy Centre, 2004. URL: http://fpc.org.uk/fsblob/244.pdf
  15. Rancière J. Nienawiść do demokracji. Warszawa: Instytut Wydawniczy Książka i Prasa, 2008.
  16. Stawrowski Z. Niemoralna demokracja. Kraków: Ośrodek Myśli Politycznej, 2008.
  17. Tilly Ch. Demokracja. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2008.
  18. URL: http://www.pentor.pl/48658.xml



[1] D. Harvey считает, что «неолиберализм представляет собой, в первую очередь, политэкономическую теорию, выводы которой стали широко применять на практике. Согласно этой теории, индивид может достигнуть благополучия, применяя свои предпринимательские способности в условиях свободного рынка, хотя и в определенных институциональных границах – сильного права собственности, свободного рынка и свободной торговли. Роль государства при этом сводится к созданию и сохранению этих институциональных структур. […] Государственное вмешательство в работу рынков (после того, как они будут созданы) должно, согласно теории, ограничиваться необходимым минимумом. Государство не располагает никакой “дополнительной” информацией, чтобы оно могло предвосхищать сигналы рынка (цены), поскольку влиятельные группы неизбежно исказят его вмешательство в экономику (особенно в демократических странах) в своих интересах» (Harvey D. A Brief History of Neoliberalism. N.Y.:  Oxford University Press, 2007. С. 9).

[2] Possenti V. Religia i życie publiczne. Chrześcijaństwo w dobie ponowożytnej. Warszawa: Instytut Wydawniczy Pax, 2005.


[3] Kant I. Rozprawy z filozofii historii. Kęty: Wydawnictwo Antyk, 2005. С. 38.

[4] Held D. Modele demokracji. Kraków: Wydawnictwo Uniwersytetu Jagiellońskiego, 2010. С. 15.

[5] Perykles. Mowa nad grobem bohaterów // Wielkie mowy historii. Od Mojżesza do Napoleona / Wybór i opracowanie T. Zawadzki; przekł. K. Kumaniecki.  T. 1. Warszawa: Wydawnictwo POLITYKA Spółdzielnia Pracy,  2006. С. 23–24.

[6] Platon. Państwo. T. II. Warszawa: Wydawnictwo Alfa, 1994. C. 133.

[7] Arystoteles. Polityka. Warszawa:  Wydawnictwo Naukowe PWN, 2004. C. 117.

[8] Rancière J. Nienawiść do demokracji. Warszawa: Instytut Wydawniczy Książka i Prasa, 2008. C. 14.

[9] Ibidem.

[10] Ibid. C. 15.

[11] Kant I. Metafizyka moralności. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2007. С. 35.

[12] Possenti V. Op. cit. С. 258.

[13] После падения афинской демократии до Великой французской революции (1789–1799) появилось убеждение, что демократия — один из худших режимов, который позволяет управлять толпе и его популистской элите, которые лишены интеллектуальных и моральных добродетелей. Эта картина стала меняться после революции во Франции. Тогда стали считать, что только демократия, в отличие от других режимов, в полной мере уважает свободу личности (Stawrowski Z. Niemoralna demokracja. Kraków:  Ośrodek Myśli Politycznej, 2008. С. 98).

[14] Stawrowski Z. Op. cit. С. 97.

[15] Dahl R. O demokracji. Kraków:  Społeczny Instytut Wydawniczy Znak, 2000. С. 46.

[16] Possenti V. Op. cit. С. 254–260.

[17] Dahl R. Op. cit. С. 57.

[18] Fukuyama F. Koniec historii. Poznań: Wydawnictwo Zysk i S-ka, 1996. С. 287–297; Fukuyama F. Wielki wstrząs. Warszawa: Wydawnictwo Politeja, 2000. С. 19.

[19] Tilly Ch. Demokracja. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2008. С. 228.

[20] Ibidem.

[21] Tilly Ch. Op. cit. С. 229.

[22] Были учтены, между прочим, студенты третьего уровня (аспиранты) дневного отделения.

[23] «Дельфийский метод основан на повторяющихся опросах избранной группы экспертов, работающих независимо друг от друга. Эксперты должны обладать большими знаниями, касающимися предмета исследования, у них должны быть широкие горизонты и самостоятельность в мышлении, они должны объединять разнообразный опыт». Дата обращения 04.04.2013. URL: http://www.pentor.pl/48658.xml

[24] Среди всех анкет ответа не было очень редко. В первой части анкеты опрошенные должны были оценить вопросы, недостаток ответа встречался спорадически. Респонденты часто заполняли паспортичку только частично (29 человек).

[25] Человеком с большим опытом работы в бизнесе считается тот, который работал в бизнесе более чем половину периода, отработанного в университете. Одновременно эта пропорция похожа на эмпирическую пропорцию. В среднем респонденты работали 13,74 лет в университете и 6,13 лет в бизнесе.

[26] Этатизм – в широком смысле – «рост функции государства» (Morawski W. Socjologia ekonomiczna. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2001. С. 127). Неолиберализм Вашингтонского консенсуса является условным (у самого автора есть сомнения). Аналогичным образом этатизм Пекинского консенсуса строится на базе принятия определенных предпосылок. Если предположить, что Пекинский консенсус заключается в трех основных принципах (Ramo J.C. The Beijing Consensus. The Foreign Policy Centre, 2004. URL: http://fpc.org.uk/fsblob/244.pdf. С. 11–12), тогда он далек от этатизма. Если же Пекинский консенсус является более широким описанием практических принципов и особенностей, правящих китайской экономикой, в этом случае его можно считать этатизмом.

[27] Сила ответа учитывает количество ответов и оценок по шкале от –3 до +3. Сила положительного ответа является результатом умножения числа положительных ответов по оценке, данной респондентами: +1, +2, +3. Следовательно, сила отрицательного ответа – результат умножения числа отрицательных ответов по оценке, данной респондентами: –1, –2, –3.

 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.