Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Пространство и культура Ущаповская Е.Н. Донецк: мифы и реальность (к вопросу о культурном образе Донбасса)

Ущаповская Е.Н. Донецк: мифы и реальность (к вопросу о культурном образе Донбасса)

Ущаповская Елена Николаевна

кандидат искусствоведения,

старший преподаватель кафедры украиноведения

Донецкого государственного университета управления (Украина)

тел.: (098) 481-32-52

e-mail: elena_polsky@mail.ru

ДОНЕЦК: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

(к вопросу о культурном образе Донбасса)

В статье характеризируются специфические особенности, создающие истинный, а не мифический образ Донецка как крупного культурного центра Донбасса и всего восточного региона Украины, а также раскрывается ментальный смысл определения Дикого Поля и роль Каменных Могил, Саур-Могилы и Святогорского монастыря, выступающих культурными символами Донбасса.

Ключевые слова: Донецк, Донбасс, Дикое Поле, Каменные Могилы, Саур-Могила, Святогорский монастырь.


DONETSK: MYTHS AND REALITY

(on the cultural image of the Donets Basin)

The article outlines specific features that create true, not mythical image of Donetsk as a major cultural center of the Donets Basin and East Ukraine. It also reveals meaning, essence and the role of the Wild Field, Stone Tombs, Saur-Grave and Svyatogorsk monastery as cultural icons of Donbass.

Key words: Donetsk, Donbass, Wild Field, Stone Tombs, Saur-Grave, Svyatogorsk monastery.


Развал Советского Союза и провозглашение украинской независимости стали теми событиями, которые кардинально переосмыслили ценностные ориентиры и повлияли на формирование современного общественного сознания. В русле глубинных общественных изменений постепенно разворачиваются процессы, неразрывно связанные с проблемой национальной самоидентификации и создания новой ценностной системы, в которой национальная культура воспринимается явлением уникальным, оригинальным и самодостаточным. Целостное же осознание самодостаточности и специфичности национальной культуры невозможно без исследования ее локальных очагов, т. е. всестороннего изучения культурного достояния отдельных регионов государства.

В процессе разработки региональных концепций внешнего позиционирования культуры областей и городов Украины, их символических мест и персон первооткрывателем формирования собственного образа стала Одесса. При сложной концепции впечатление о городе базируется на творческом, культурном, курортном и торговом потенциалах [19, с. 360]. Еще одним из ярких украинских городов является Львов, который представляет себя как «город с высоким качеством жизни, где есть пространство для реализации» [2, с. 2]. Другие города Украины, имея противоречивый имидж, пытаются переориентировать восприятие общественности в нужное русло. Так, миссия Киева видится как «место интеграции для рождения нового», среди ценностей которого – свобода самовыражения, любовь к комфорту и т. д. [там же]. Значительно улучшил свои позиции и Днепропетровск благодаря «информационной поддержке и динамичной коррекции имиджа региональной элиты» [там же].

Несмотря на определенные старания местной власти, обширные культурные мероприятия, имеющие достаточный резонанс в стране, имидж современного Донецка до сих пор носит ярко выраженный негативный образ. Масла в огонь подливают как украинские, так и западные СМИ. Например, в рейтинге журнала «Фокус» «Самые культурные города Украины 2012» среди областных центров страны в категории «доброжелательность города» Донецк оказался на последнем месте. Этот индекс был выведен на основании впечатления репортеров от общения с сотрудниками различных городских учреждений и компаний [9]. Глухоманью Украины, где практически не на что посмотреть, кроме соляных шахт за чертой города, называют Донецк и зарубежные издания (The Independent), в частности Simon Calder [21]. Mark Perryman, пресс-секретарь лондонских футбольных фанатов (Bloomberg), высказался относительно Донецка следующим образом: «Если говорить о двух наших играх в Донецке, то фактически речь идет о поездке в Азию, куда нет прямых рейсов» [22].

К сожалению, нужно признать, что Донецк действительно известен лишь как промышленный город и родина команды «Шахтер». Широкой общественности неизвестно, что с историей региона связаны судьбы многих деятелей культуры, искусства и спорта, в частности композиторов С. Прокофьева и Н. Леонтовича, писателя В. Гаршина, поэта Н. Чернявского, писателя, историка и социолога Н. Сриблянского (Н. Шаповала), исследователя Г. Седова, художника А. Куинджи, певца А. Соловьяненко и многих других. Известными земляками современных горожан стали танцовщик Вадим Писарев, спортсмены Сергей Бубка и Лилия Подкопаева. Еще меньше за пределами Донбасса знают о трех святынях Донецкого края: Каменных Могилах, Саур-Могиле и Святогорском монастыре, которые выступают символами самобытности региона. К сожалению, часто при содействии средств массовой информации главными «символами» Донбасса по-прежнему считаются бандиты, олигархи и шахтеры [17]. В этом можно усмотреть неадекватную оценку одного из крупнейших городов-доноров Украины (в бюджете на 2013 г. Киев и Донецк остались главными «кормильцами») [3]. Данная ситуация и побудила автора поставить целью своей статьи очертание тех специфических особенностей, которые создают истинный, а не мифический образ Донецка как крупного культурного центра восточного региона Украины.

Мифическому восприятию культуры Донецка способствовали и научные исследования советского периода, в частности, С. Потолова [15], З. Лихолобовой [12], Е. Курдюмовой [10], Н. Хорошайлова [20], Г. Ляшенко [14], А. Торбы [18] и многих других. Они представляют Донбасс и его столицу в первую очередь как край «черного золота», в котором господствует и создает все культурные запросы «человек труда». Бесспорно, что в этих исследованиях собрано огромное количество фактов, помогающих воссоздать основные этапы становления культуры Донбасса, однако возведенный в них до уровня мифа культ тяжелой индустрии и физического труда долгие годы являлся определяющим в восприятии образа культуры города и региона. Новый поворот в воссоздании культурного облика Донецка и всего края намечен в работах периода украинской независимости, в частности в исследованиях А. Агарковой [1], Г. Коржова [6], И. Кононова [5]. Посвященные разным аспектам социокультурной жизни Донбасса, эти работы указывают на характерные особенности культуры Донбасса, которые позволяют раскрыть адекватный действительности образ города Донецка. Можно выделить пять главных специфических характеристик культуры Донецка и региона: 1) отсутствие исторически сложившихся народных и профессиональных художественных традиций, обусловленное исторической, социальной и демографической спецификой края; 2) относительная молодость профессионального художественного образования, что в значительной мере тормозило процесс становления местной творческой интеллигенции; 3) этническая пестрота, что проявляется в различных формах народного и профессионального творчества; 4) в социальной структуре Донбасса доминирующим общественным сословием является рабочий класс (работники шахт и крупных промышленных предприятий) со своим кругом культурно-эстетических запросов, которые существенно отличаются от потребностей населения других регионов; 5) подавляющее большинство населения Донецка и региона – русскоязычное – направлено на восприятие образцов русской культуры, а его предвзятое отношение к украинскому языку распространяется на украинскую культуру в целом.

Указанные особенности не делают культурный облик города привлекательным. Попытка улучшить внешний имидж была возложена на мероприятия Евро-2012, празднование 80-летия Донецкой области, традиционный международный саммит. Ежегодная выставка «ITB Berlin» при условии слаборазвитого внутреннего туристического бизнеса также стала «уникальной возможностью продвижения туристического потенциала города и привлечения иностранных инвесторов» [15]. Однако ожидаемого результата эти мероприятия так и не принесли. По нашему мнению, следует попробовать поставить один из акцентов в создании привлекательности имиджа на исторической составляющей культурного образа Донецка и всего региона – символах Каменных Могил, Саур-Могилы и Святогорского монастыря как важных культурных достопримечательностях Донбасса, а также на раскрытии ментального смысла понятия «Дикое Поле».

В аргументировании наших предложений обратимся к экзистенциалам Дома, Поля, Храма как топосу истинного бытия человека. Развивая идеи Хайдеггера, В. Личковах объясняет понятие «Дом» как место родовой, семейной укорененности, место встречи поколений, дом этнического духа. «“Поле” – это не просто окружающая среда, а “поле жизни”, тот “родной мир”, в котором разворачивается экзистенция человека в пространстве культуры. “Храм” – это топос Sacrum, хранение духовных ценностей» [13, с. 67]. Адаптируя эти положения относительно предложенного ракурса видения подлинного облика культуры региона, следует указать на символику определения «Дикое Поле», к географическим границам которого относится и территория современного Донецкого края.

Возникновение определения «Дикое Поле» связано с монголо-татарскими завоеваниями в Восточной Европе. После покорения ханом Батыем восточноевропейских степей их население было включено в состав Золотой Орды. Археологи и исследователи истории этого периода утверждают, что в XII–XIV вв. в донецких степях, в первую очередь у рек Северский Донец и Кальмиус, существовали развитые поселения, в жизни которых торговля и ремесленничество были представлены довольно пространно. Археологические раскопки свидетельствуют о том, что в этих поселениях проживали и мусульмане, и православные, предметы культа которых были найдены во время экспедиций в 1980–2000-е гг. Как отмечает Э. Кравченко, такие поселения существовали на территории нынешних районов – Славянского, Тельмановского, Старобешевского и Мариупольского [8]. Правители Золотой Орды направляли усилия на развитие на территории Донецкого края торговых путей, о чем свидетельствуют многочисленные находки предметов североевропейского и западноевропейского происхождения.

По результатам археологических исследований можно также прийти к выводу, что абсолютное большинство поселений на территории Донецкого края «не пережило трагических событий конца XIV – начала XV вв.: походов Тамерлана 1391–1395 гг. и распад Золотой Орды. Гибель их ознаменовала новый этап в развитии донецких степей – этап, продолжавшийся до конца XVI в. и характеризовавшийся отсутствием на этой территории оседлости и преобладанием кочевого быта» [8, с. 38]. С этого времени за Степной Украиной надолго закрепилось название «Дикое Поле» (в русской документации – «Поле»). «Донбасс по сей день воплощает черты Дикого Поля – свободолюбие, воинственность, даже жесткость, независимость. Политическая история Донбасса определялась этими чертами даже после того, как в Дикое Поле пришла “современность”» [4, с. 33]. После распада Золотой Орды на территории Дикого Поля еще долго кочевали орды крымских татар и ногайцев.

Дикое Поле в культурном сознании выступает символом постоянного взаимодействия и борьбы между кочевниками и цивилизацией, между христианским и мусульманским миром. Поле можно воспринимать и символом степной сельской и кочевой культуры, которая противопоставляет себя культуре городской. Такое понимание Дикого Поля указывает на «пограничность» культуры региона.

Особого внимания в ракурсе нашего видения истинного облика культуры края заслуживает символика Дикого Поля как образа борьбы двух типов культур – кочевой, т. е. варварской, и цивилизационной. В процессе дальнейшего развития образа культуры его специфика проявляется в откровенном противостоянии двух культурных типов – культуры элитарной, которая отвечала запросам небольшой прослойки населения края, и культуры пролетарских масс, направленной на удовлетворение непритязательных потребностей преобладающей социальной группы работников промышленных предприятий и шахт Донбасса. Этот второй тип культуры в современном трансформированном виде представляет идеи культуры кочевой с ее приоритетом обыденно-материальных ценностей. Идеологическим заданием Советской власти стало превращение образа Дикого Поля в образ «Всесоюзной кочегарки», на что были направлены различные мероприятия по созданию новой «пролетарской культуры». Однако в новом канонизированном образе промышленного края «черного золота» на генетическом уровне остались идеи Дикого Поля и неприхотливые запросы трансформированной кочевой культуры. Это противоборство двух типов культур становится одной из важных проблем и специфических признаков современной культурно-художественной жизни Донецкого края, в котором акции элитарной культуры направлены на формирование образа города Донецка как культурного центра региона и всего востока Украины. Культурные же запросы рабочего класса и сейчас находятся в оппозиции к большинству мероприятий культурно-художественной жизни края, которые выступают репрезентантами элитарной культуры.

Наидревнейшими символами образа региональной культуры Донбасса служат культовые сооружения, оставшиеся на территории края от древних кочевых племен, – загадочные кимерийские, скифские, сарматские, половецкие каменные бабы, которых издревле боялись и уважали, окружали легендами. Как правило, каменным бабам приписывались необычайные свойства – защита или наказание поселения. Так, жители с. Триполье Артемовского района верили в исполнение каменными бабами функций защиты благосостояния села, а легенды с. Гранитное Тельмановского района связывают каменные статуи «со сказочными змеями, которые нападали на путешественников и убивали их хвостами» [7, с. 28]. Для обмана и избавления от прожорливых змей люди ставили каменных баб, чтобы о них змеи разрушали свои хвосты и таким образом погибали. Д. Кравец озвучивает гипотезу некоторых исследователей, считавших, что змеи-великаны являются аллегорическим олицетворением кочевников-завоевателей. В связи с тем, что скифские и половецкие каменные бабы часто считались защитниками от поработителей, местное население осуществляло жертвенные подношения и мазало им рот салом [7].

Таким образом, комплекс Каменных Могил, скифские и половецкие каменные бабы, содержащие идею архаической загадки, мистической тайны, закладывают языческие основы регионального образа культуры Донбасса.

В конце XV – начале XVI в., когда в Дикое Поле начали переселяться украинские казаки, поступающие на караульную службу, и крестьяне-беглецы из Правобережной Украины и России, в культурном образе Донецкого края возникают мотивы «славного казацкого прошлого». Они воплотились в образе Саур-Могилы – легендарного кургана, который «становится в культурной памяти региона своеобразным символическим мостом, соединившем наиболее героические и драматические страницы его истории» [1, с. 94]. Первые упоминания о Саур-Могиле, находившейся на пути к Азову, происходят из бурных веков, когда казаки стояли на страже территорий Российского государства от татар. История сохранила легенду о подвиге Саура и его собратьев в неравном бою с татарами.

Материализуется в культуре Донецкого края и собственный топос Sacrum в виде Святогорского монастыря, ставший образом «Храма». Этот образ в региональной культуре можно считать относительно молодым, ведь само определение Дикого Поля в значительной степени отрицает наличие крепкого топоса Sacrum, который должен выступать в культурной панораме региона глубинной основой культуры, центром сохранения ее памяти. Основание Святогорского монастыря тесно связано со славой Дикого Поля как свободной от любой власти территории – сюда в XIV–XV вв. бежали от монголо-татар киевские монахи. И именно этот образ (Храма) на протяжении веков трансформировался: из небольшого очага православной веры в Диком Поле, через непродолжительный этап расцвета во второй половине XIX в., полное уничтожение в ХХ в. и, наконец, присвоение монастырю статуса Лавры. Имея историю в шесть столетий с взлетами и падениями, сегодня Святогорская Лавра является главной христианской святыни Донбасса. С периферии системы культурных ценностей Донецкого края экзистенциал Храма выдвигается на передний план не только как топос Sacrum. Символическим предстает и проведение культурных акций (в частности, хоровых фестивалей) в Святогорском монастыре, которые сегодня утверждают его образ как духовного центра востока Украины.

Итак, основу подлинного культурного образа Донецка и Донбасса образуют три символа-святыни: Каменные Могилы, Саур-Могила и Святогорский монастырь. Следует заметить и особую символичность такой триадности указанных святынь, поскольку и в мифологической, и в христианской традиции триада означает полную завершенность и целостность.

Несмотря на то что у самого города нет «тысячелетней старины», как выразился донецкий мэр Александр Лукьянченко, наличие на территории области триады святынь открывает перспективы для формирования в глазах общественности иного культурного образа Донбасса. В частности, Святогорский монастырь уже стал христианско-религиозной святыней края и при грамотной территориальной концепции может привлечь потенциальных туристов и инвесторов в сферу туристических услуг. Первые шаги в этом направлении уже сделаны: для улучшения внутреннего имиджа в контексте «Стратегии информационной политики Донецкой области до 2015 года» уделено особое внимание развитию экономического, социального и гуманитарного направлений. Значительная коррекция ассоциаций в восприятии области как «региона, комфортного для бизнеса, края тружеников, спорта и балета» [17] может стать залогом успешного продвижения имиджа территории. Раскрытие же и популяризация истинных составляющих образа столицы Донбасса будет стимулировать создание новых экскурсионных маршрутов и привлекать в регион поток туристов, интересующихся историей культуры.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Агаркова Г. Міфотворчі механізми регіональної ідентичності (на прикладі формування культурного образу Донеччини) // Схід. 2007. № 6 (листоп.-груд.).
  2. Бухтияров И. Зачем Донецку бренд? // Жизнь. 2012. 4 апр.
  3. Гомон Д. Города-кормильцы страны // Сегодня. 2012. 8 дек.
  4. Заблоцький В. Декілька слів про донбаський менталітет // Схід. 2004. Спецвип. (верес.).
  5. Кононов І.Ф. Етнос. Цінності. Комунікація (Донбас в етнокультурних координатах України). Луганськ: Альма-матер, 2000.
  6. Коржов Г. Региональная идентичность Донбасса: генезис и тенденции развития в условиях общественной трансформации // Социология: теория, методы, маркетинг. 2006. № 4.
  7. Кравец Д.П. Золотой шлем: (Скифы и Донбасс). Артемовск: Печатный двор, 2002.
  8. Кравченко Э.Е. Донецкий край в золотоордынское время // Літопис Донбасу: краєзн. зб. Вип. Х. Донецьк: Донбас, 2002.
  9. Культурный код / Отв. сост. В. Ким-Галимова [и др.] // Фокус. 2012. 13 июля.
  10. Курдюмова Е.А. Донбасс на подъеме (1921–1925). Исторический очерк / Под ред. З.Г. Лихолобовой. Донецк: Донбасс, 1976.
  11. Лаврів П. Дике поле: правда і міфи. Літопис землі донецької // Донбас. 1992. № 9–10.
  12. Лихолобова З.Г. Рабочие Донбасса в годы первых пятилеток (1928–1937). Донецк: Донец. гос. ун-т, 1973.
  13. Личковах В.А. Некласична естетика в культурному просторі XX – початку XXI ст.: монографія. К.: НАКККіМ, 2011.
  14. Ляшенко Г.П. Культурное строительство в Донбассе в 1943–1950 гг.: Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Донецк, 1971.
  15. Потолов С.И. Рабочие Донбасса в ХІХ веке. М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1963.
  16. Привлекательный Донецк // Жизнь. Дата обращения 21.04.2013. URL: http://lifedon.com.ua/society/society_miscellaneous/3026-privlekatelnyy-doneck.html
  17. Романенко А. Власти области: донецких не любят и считают бандитами // Новости Краматорска. Дата обращения 21.04.2013. URL: http://hi.dn.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=20868&Itemid=149
  18. Торба А.В. Культурное строительство в Донбассе в условиях развитого социалистического общества 1959–1970 гг. (На материале Ворошиловградской и Донецкой областей): Автореф. дисс. … канд. ист. наук. Киев, 1973.
  19. Хамидова О.М., Бугаева И.А. Имидж города // Учен. зап. Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Сер. «Экономика и управление». Т. 22 (61). 2009. № 2.
  20. Хорошайлов Н.Ф. Возрождение Всесоюзной кочегарки. Из истории восстановления Донбасса в 1946–1950 гг.: Исторический очерк / Под ред. П.И. Денисенко. Донецк: Донбас, 1974.
  21. Calder S. Fans face long and rocky road to follow England. Kiev and Donetsk lack hotels and entertainment // The Independent. 03.12.11. Дата обращения 21.04.2013. URL:http://www.independent.co.uk/sport/football/international/fans-fase-long-and-rocky-road-to-follow-england-6271704.html
  22. Krasnolutska D., Panja T. England Fan Snub Threatens Ukraine economy’s Soccer Stimulus // Bloomberg. 11.06.12. Дата обращения 21.04.2013. URL: http://www.bloomberg.com/news/2012-06-10/england-fans-snub-threatens-ukrainian-economy-s-soccer-stimulus.html
 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.