Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Национальные менталитеты Такижбаева Н.З. Центральная Азия в постсоветский период: История и современность

Такижбаева Н.З. Центральная Азия в постсоветский период: История и современность

Такижбаева Найля Закеновна

кандидат исторических наук, доцент

кафедры «Общеобразовательные дисциплины»

Международной Академии Бизнеса.Алматы, Казахстан

Тел.: +7 (701) 517-55-27

E-mail: takizhbayeva@mail.ru


По материалам I Международной конференции "Актуальные проблемы регионоведения"
22-24 ноября 2012 г.

Центральная Азия в постсоветский период: История и современность

Казахстан и Средняя Азия в советское время имели много общего, вытекающего не только из истории, но и творимого в рамках единого государства; после распада СССР регион стал называться Центральной Азией, а главной тенденцией развития – углубляющаяся отдаленность внутри региона.

Ключевые слова:Центральная Азия,интеграция, социальный капитал.

Central Asia In The Post-Soviet Period:Past And Present

Kazakhstan and Central Asia during the Soviet era had much in common, arising not only from history, but perpetrated in a single state; after the collapse of the USSR the region became known as Central Asia, and the main development trend became greater remoteness within the region.

Key words: Central Asia, integration, social capital.


Казахстан и Средняя Азия, куда входили Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, в советское время имели много общего, вытекающего не только из истории, но и творимого в рамках существующего тогда единого государства – Союза Советских Социалистических Республик, распад которого зафиксировала Алма-Атинская декларация (21 декабря 1991 г.). К этому времени уже все 15 советских республик, в том числе Узбекская ССР, Казахская ССР, Киргизская ССР, Таджикская ССР, Туркменская ССР, стали независимыми самостоятельными государствами.

В январе 1993 г. состоялась знаменательная встреча глав пяти государств региона – Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан, Республики Туркменистан, Республики Узбекистан, – во время которой по инициативе Президента РК было принято решение отказаться от использовавшегося в советское время термина «Средняя Азия» и в дальнейшем для региона, куда входят эти государства, применять название «Центральная Азия». Это связано с тем, что страны Центрально-Азиатского региона по-новому подошли к значимости собственной роли как субъектов геополитических и международных отношений, что нашло отражение и на их региональной самоидентификации. Ныне данное геополитическое пространство обозначается как регион «Центральная Азия», и это определение стало общеупотребимым.

Однако, как отмечают казахстанские специалисты, вопрос регионализации Центральной Азии еще не закрыт. В последнее время получили распространение различные толкования наименования региона и его возможных границ. В частности, американскими геостратегами и западноевропейскими политологами продвигается понятие «Большая Центральная Азия» (БЦА), рассматривающее регион шире его традицион­ного понимания: кроме пяти бывших союзных республик в Большую Центральную Азию стали включаться Западная часть Китая (Синьцзян), Монголия, северные районы Ирана и Афганистана и Кавказ. При этом, как отмечают эксперты, термин БЦА не является новым, он озвучивался и использовался уже сто лет тому назад («Макиндеровский хартленд») [1].

По мнению российских экспертов, все имеющиеся варианты новой регионализации Центральной Азии во многом связаны с умозрительными конструкциями и попытками форматировать Центральную Азию крупными мировыми державами в своих геополитических интересах. Они советуют отграничивать широкое внешне-международное определение от узкого внутренне-евразийского понимания границ региона. Ученые МГИМО (У), например, считают, что современная Центральная Азия является преемницей, но не эквивалентом советской Средней Азии. Современное политико-географическое словоупотребление позволяет относить к этому региону не только прежние среднеазиатские союзные республики (Киргизию, Таджикистан, Туркмению и Узбекистан), но и Казахстан. Кроме того, данное понятие подразумевает отнесение к этому региону частей Северного Афганистана и Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) КНР [5].

При этом следует подчеркнуть, что бывшие советские республики данного региона, а ныне независимые государства, все-таки только себя считают странами Центральной Азии. Признавая право на различные трактовки, используемые заинтересованными лицами, исходя из собственных видения, подходов и способов анализа [5, с. 13–14; 7, с. 10–13], местные политологи признают за ними предвзятость, а также использование оценочного подхода при описании тех или иных процессов, протекающих в регионе [1; 3].

Анализируя ситуацию в данном регионе, необходимо иметь в виду, что ныне главной тенденцией его развития является углубляющаяся отдаленность внутри региона и что вопреки общепринятому мнению относительно однородности региона, в первую очередь по культуре, на самом деле он таковым не является. Это объясняется историческими особенностями – здесь всегда жили номады, чей тип хозяйствования и уклад жизни отличался от соседних государств с оседлоземледельческой культурой. Кочевая цивилизация номадов всегда имела размытые границы государственных образований. В связи с этим неудивительно, что в первые советские годы при определении казахстанских границ было немало проблем, в частности, начиная с 1920 по 1922 г., вопрос о границах Казахстана с Сибирью неоднократно рассматривался Центральным Комитетом партии, В.И. Лениным [2, с. 144].

И, несмотря на различные трудности политического или экономического характера, главным богатством оставались люди, образующие собой, как сказали бы сейчас, социальный капитал. Именно он позволял и позволяет говорить о сплоченности и уровне доверия внутри общества как багажа общественных отношений и социальных связей, определяющих специфику региона.

Любое государство Центральной Азии может взять на себя ответственность за создание современного социального капитала регионального значения. Это относится и к Казахстану, который способен стать локомотивом регионального сотрудничества. И начать этот процесс можно с системы образования, что оправдано, ведь социальный капитал – это один из показателей культурности общества. Обращает на себя внимание идея руководителя Международной академии бизнеса А. Кожахметова (Казахстан), по мнению которого, следует остановить массовую «утечку мозгов» в Европу и Россию, параллельно привлекая в наши вузы талантливую молодежь из республик Центральной Азии. Он предлагает, чтобы в Казахстан приезжали лучшие ученики и учились здесь бесплатно [4, с. 2, 4]. В свою очередь и лучшая казахстанская молодежь тоже могла бы обучаться в странах региона и тоже бесплатно.

Кстати, лидеры Центрально-Азиатского региона понимают важность углубления связей и расширения обменов в области науки, культуры, искусства, литературы, образования, здравоохранения, печати, радио, кино и телевидения, туризма, спорта и в других сферах. Следует иметь в виду, что в данном регионе представлены не только тюркоязычные, но и персоязычные народы, что позволяет им ориентироваться на различные формы и виды интеграции. Например, руководители тюркоязычных государств (Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан) постоянно проводят встречи на высшем уровне. Персоязычные государства – Таджикистан, Иран и Афганистан – подписали соглашение о создании Экономического совета персоязычного региона.

Однако надо заметить, что, по оценкам экспертов, между странами Центральной Азии наблюдается только видимость тесного сотрудничества, и при всей очевидности фрагментации региона большинство экспертов настаивает на необходимости сближения и объединения стран Центральной Азии. Есть убеждение о прямой зависимости степени интегрированности региона с уровнем его развития и защищенности от внешних угроз: «Если мы хотим, чтобы регион был единым, хотя бы таким, как при Советском Союзе, нужно, чтобы не только Казахстан развивался или Узбекистан, а развивались все параллельно, осуществляли какие-то взаимные проекты, без разницы, на какой территории, Узбекистана или Таджикистана, нужно, чтобы все вместе участвовали». Должна применяться классическая схема – «мы сильны, когда мы вместе» [1].

И все конфликтные ситуации в Центральной Азии, которые, может быть, есть или могут возникнуть в будущем, разрешить можно будет посредством независимого судьи. И таковым, по словам узбекского политолога, может быть только Россия: «Тут нужен независимый судья, который не просто судил бы, но еще и взял бы на себя функции урегулирования спорных конфликтов. Это может сделать только Россия, потому что у Америки другие цели, а Европе не до этого» [6, с. 22].

С нашей точки зрения, Россия должна быть рядом не только в конфликтных ситуациях, но и во всех проявлениях интеграции региона, так как историческая связь с Россией – залог успешного развития сотрудничества  и с Центральной Азией,  и с Содружеством Независимых Государств в целом.


Список литературы

1. Аналитический доклад «Центральная Азия – 2020: взгляд изнутри». Алматы, 2012. Дата обращения 12.11.2012. URL: http://www.ofstrategy.kz

2. Бейсембаев С. Ленин и Казахстан. 2-е изд., доп. и перераб. Алма-Ата: Казахстан, 1987.

3. Берковский Р. Центральная Азия так и осталась Средней Азией и Казахстаном: Организации «объединенных» наций // Central Asia Monitor. 2012. 12 окт.

4. Кожахметов А. Образование в условиях «экономики знаний» // Exclusive. 2012. № 6.

5. Международные отношения в Средней Азии: События и документы: Учеб. пособие для студентов вузов / А.Д. Богатуров, А.С. Дундич, В.Г. Коргун и др. М.: Аспект Пресс, 2011.

6. Торебаева М. Третейским судьей в Центральной Азии может быть только Россия. Узбекский политолог Рафик Сайфуллин трезво оценивает политику Путина в регионе // Голос Республики – калейдоскоп событий недели. 2012. 16 нояб.

7. Чжен Кун Фу. Геополитика Казахстана: между прошлым и будущим. Алматы: Жеті жарғы, 1999.



 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.