Главная Журнал «Россия и Запад: диалог культур» Главная Рубрики Национальные менталитеты Саковец С.А. Культурные реалии как отражение национальной и региональной самобытности Германии

Саковец С.А. Культурные реалии как отражение национальной и региональной самобытности Германии

Саковец Светлана Александровна

кандидат филологических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия»

Тел.: 8(8452) 299049

E-mail: sakovetssa@yandex.ru

По материалам I Международной конференции "Актуальные проблемы регионоведения"
22-24 ноября 2012 г.

Культурные реалии как отражение национальной и региональной самобытности Германии

Преподавание иностранных языков тесно связано с культурой региона изучаемого языка.  В процессе обучения человек знакомится с материальными и духовными ценностями нации. В реалиях, словах, называющих  предметы, явления, которые относятся к быту, истории, культуре определенного народа, выражается национальное и историческое своеобразие той или иной общности. В статье анализируются культурные реалии, называющие праздники Германии.

Ключевые слова: культура и язык, специфика языковой общности, культурные реалии.


Culural references as the representation of German national and regional identity

Teaching modern languages involves teaching the culture of the regions where these languages are spoken. While learning a new language one gets to know traditional values and practices of its speakers. The cultural and historic peculiarities of a society are revealed through the words that refer to phenomena connected with lifestyle, history and traditions of the community. In this article such references to German festivals are analyzed.

Key words: Culture and language, character of the language community, cultural references.


Преподавание иностранных языков тесно связано с исследованием материальных и культурных ценностей региона изучаемого языка. В условиях современной ситуации глобализации и взаимовлияния культур отмечается, что социальная и экономическая эволюция осуществляется, с одной стороны, за счет отказа от части локальной культурной специфичности, а c другой – создаются условия для нового диалога между культурами и цивилизациями. В связи с этим Совет Европы видит цели и задачи своей политики в первую очередь в сохранении и развитии богатого языкового и культурного наследия Европы, культурной самобытности как феномена существования уникальных культурных образований, обладающих специфическими чертами и характеристиками и не подлежащих заимствованию или передаче другим культурам. Антропологические ценности (демографическая оптимизация, сохранение социокультурного многообразия в условиях унифицирующих глобализационных тенденций) признаются наиболее значимыми, оказывающими влияние на жизненный процесс, общими для всего человечества [9, с. 8]. В документах ЮНЕСКО говорится, что культура должна рассматриваться как совокупность присущих обществу или социальной группе отличительных признаков – духовных и материальных, интеллектуальных и эмоциональных – и что помимо искусства и литературы она охватывает образ жизни, «умение жить вместе», системы ценностей, традиции и верования [3].

Культура и язык – взаимосвязаны. Язык как один из продуктивных способов означивания концептуального содержания установок культуры является хранителем национальной культуры народа, исторически сложившейся и передаваемой системы представлений о мире и информации о нем. «Каждая национальная общность идентифицирует себя с выдающимися деятелями, событиями, артефактами, традициями своей культуры. В культурной памяти нации они становятся символическими фигурами, обеспечивающими идентичность социума, в них воплощается, кристаллизуется многовековой путь, пройденный данным народом» [8, с. 4].

Изучая вопросы становления и развития немецкого языка и его использования, немецкий языковед  А. Бах подчеркивает, что «каждый язык называет в своем словарном составе лишь ту часть поддающихся наименованию предметов окружающего мира, и те явления из сферы духовной жизни, которые имеют значение для носителей данного языка.  Язык … позволяет узнать направление их интересов и их духовный склад. Благодаря тому, что понятия, выражаемые словами – символами, получают особое содержание, свойственное лишь данному языку, язык создает, исходя из своеобразия духовного склада, миропонимание, присущее лишь носителям данного языка. Это возможно прежде всего потому, что в значении слов содержится известная оценка действительности, которая отражает специфику языковой общности» [1, с. 20].

В реалиях, словах, называющих специфические предметы, явления, связанные с бытом, историей, культурой определенного народа, выражается национальное и историческое своеобразие той или иной общности. Данное языковое явление – предмет изучения лингвистики, культурологии, лингвострановедения, лингвокультурологии и теории перевода. Наряду с термином «реалия» (Н.Л. Гильчёнок) используются термины экзотизмы (И.С. Алексеева), фоновая лексика, безэквивалентная лексика (Л.К. Латышев, В.Н. Комиссаров).

Слово «реалия» как элемент лексики данного языка представляет собой знак. Знак определяется как материальный объект, символически отсылающий к «обозначенному им предмету, явлению, действию или событию, свойству, связи или отношению предметов, явлений, действий или событий» [6, с. 160]. Первая лингвистическая концепция, касающаяся знакового характера языка, связывается обычно с именем Ф. де Соссюра, рассматривающего язык как систему знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа. Таким образом, лингвистический знак – это двусторонняя единица языка, воспринимаемая сознанием во взаимосвязи и единстве двух сторон, – обозначает определенный фрагмент действительности.  Вопросы о значении знака сводятся к следующим: какое концептуальное или когнитивное образование подведено под знак, какой квант информации выделен знаком из общего потока сведений о мире, какой концепт связан знаком? [7, с. 35]. В  исследовании С. Влахова и С. Флорина отмечается, что «в плане содержания отличительной чертой реалии является характер ее предметного содержания, то есть тесная связь референта – обозначаемого реалией предмета, понятия, явления – с народом, страной, племенем или, реже, с другой социальной общностью, с одной стороны, и с историческим отрезком времени – с другой; отсюда соответствующий национальный/местный и/или исторический колорит» [4; с. 30]. Это слова, план содержания которых невозможно сопоставить с какими-либо иноязычными лексическими понятиями, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, что вызывает трудности в их понимании и переводе. В своих исследованиях Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров [2], «Речь идет о материале именно лингвострановедческой природы: его специфика (по сравнению с содержанием других аспектов) и его однородность состоят в том, что он отражает не реляционно-языковую, а экстралингвистическую, внеязыковую семантику, то есть особую информацию, хотя и хранимую языком, но сложившуюся за его пределами. Усвоение этой информации, которая производна от национальной культуры, невозможна путем презентации одних лишь языковых единиц, поскольку непременно потребуется знакомство с самой национальной культурой», – пишут Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров [2; c. 43]. По мнению Л.В. Мосиенко [10], реалии могут обладать аксиологической значимостью, т. е. отражать ценностные ориентации народа-носителя языка.

Реалии классифицируются исходя из предметного, местного, временного деления (Н.Л. Гильчёнок [5], С. Влахов, С. Флорин [4]). Нами были рассмотрены культурные реалии, называющие праздники Германии. Материалом исследования послужили лексикографические источники [8], материалы сети Интернет. Праздники отражают этап в истории общества, культуры определенного народа с его традициями, устоями, менталитетом, определяют самобытность повседневной жизни. Проанализированные нами праздники мы условно разделили на праздники, связанные с историей страны Friedensfest (праздник мира), Köln – Düsseldorfer Versöhnungsfest (праздник примирения между Кёльном и Дюссельдорфом), Frundsberg-Fest (праздник Фрундсберга), Geleitfest (праздник «охраны»), Heimatfest Groβbeeren (праздник в общине Гросберен), Hussiten – Kirschfest (Гуситский праздник вишни), Scharnhorst-Fest (праздник Шарнхорста), Lamboy-Fest (праздник «Ламбой»), с ведением  сельского хозяйства Bend (Бенд), Cannstatter Wasen («Канштатский луг»), Eislebener Wiesenmarkt (Айслебенская ярмарка на лугу), Faselmarkt (ярмарка «Фазель»), Grasedanz (Гразеданц), Heideblütenfest (прадник цветения Люнебургской пустоши), Hopfenfest (праздник хмеля), Hummelfest (праздник «Хуммель»), Kirmes (Кирмес), Kirschblüte-und Kirscherntefest (праздник цветения вишнёвых деревьев и сбора вишни), Kleefest (праздник клевера), Ziegenhainer Salatkirmes (цигенхайнская ярмарка салата); с временами года, явлениями природы Biikebrennen (Биике-Бреннен), Köpenicker Sommer (Кёпеникское лето); с традициями пивоварения, виноделия Gambrinus-Fest (праздник Гамбринуса), Rheingauer Weinwoche (Неделя вина Рейнгау), Salvatorzeit (период пива «Сальватор»), Oktoberfest («Октоберфест»), Viez-Fest (праздник «Фиц»); профессиональные праздники Coburger Vogelschieβen (стрельба по птицам в г. Кобург), Finkenmanöver (состязание зябликов (в пении)), Hans-Sachs – Spiele (Фестивали Ханса Закса), Jahn-Gedenkturnen (состязания памяти Яна), Meilerfest (праздник «Майлер»), Memminger Fischertag (день рыболова), Quartalsfest (квартальный праздник ремесленников), Schäferlauf (состязание овчаров), Schaffermahl (обед шафферов), Schützenfest (праздник стрелков).

Проиллюстрируем на нескольких примерах. Например, “Salvatorzeit” – баварский весенний праздник крепкого пива. В 1651 г. монахи монастыря из деревни Ау вблизи Мюнхена начали варить густое калорийное пиво для периода поста, так как в это время им разрешалось есть только жидкую пищу. Монахи назвали напиток “Erlöserbier” – букв. «пиво Спасителя», превратив его название позже в Salvator (в церковной латыни – «спаситель», в немецком языке – Heiland, Erlöser).  “Gambrinus-Fest” – праздник Гамбринуса, пивной праздник, назван в честь сказочного фламандского короля, которому приписывают «изобретение» пива. Существует несколько версий происхождения названия: в честь брабантского короля Иоганна I (“Jan Primus”), устроившего грандиозный пир, празднуя победу в битве при Воррингене, состоявшейся в 1288 г. в ходе войны за Лимбургское наследство. Король Иоганн I также приобрел известность как один из немецких миннезингеров, позже стал членом гильдии пивоваров в Брюсселе. Вторую версию связывают с ошибкой, якобы допущенной при обработке и переписывании труда Тацита о германцах, где название племени «гамбриви» с течением веков превратилось в «Гамбринус». Не исключено также, что титул мастера-пивовара в монастырях (“cambarius” – «камбариус») со временем был искажен, превратившись в «Гамбринус». Самым известным немецким праздником, отражающим традиции пивоварения, является “Oktoberfest”.

К историческим праздникам можно отнести “Lamboy-Fest” – праздник «Ламбой», региональный праздник в гессенском г. Ханау, отмечается в июне. Восходит к историческим событиям Тридцатилетней войны, когда город осаждали императорские войска под командованием генерал-вахмистра Ламбоя, но так и не смогли его взять. События нашли отражение в романе писателя XVII в. Ханса Якоба Кристоффеля Гриммельсхаузена «Похождения Симплициссимуса». “Friedensfest” – праздник мира, региональный праздник с многовековой традицией в «городе Хоэнштауфенов», г. Гёппинген. Его истоки восходят к середине XVII в., когда после окончания Тридцатилетней войны вюртембергский герцог Эберхард повелел отметить 11 августа 1650 г. как День мира. Постепенно дата праздника переместилась на май, поэтому его также называют «Гёппингенский майский день» (“Göppinger Maientag”). “Hussiten-Kirschfest” – гуситский праздник вишни, старинный народный праздник, восходит к периоду так называемых Гуситских войн (XV в.) в Чехии, которые затронули частично и соседние страны, в частности Германию. Во время осады Наумбурга гуситы – последователи учения Яна Гуса – очень дружелюбно относились к местным жителям, угощали детей вишнями.

“Bend” – «Бенд», старинный народный праздник с ярмаркой, аттракционами, проводится весной и осенью. Восходит к средневековым рынкам, где выступали бродячие музыканты, фокусники. Праздник начинается традиционным восклицанием: “der Bend ist auf!” – «Бенд открыт!» Bend – нижненем. «луг». “Kirmes” – «Кирмес», старинный народный праздник, истоки которого восходят ко дню освящения вновь построенной церкви и ее алтаря, с IX в. приобрел светский характер с ярмаркой и атрибутами. Этот праздник имеет свои региональные традиции. Слово “Kirmes” (Kirmse (диал.) – северные и центральные области Германии, в юго-западных землях – Kirchweih, Kerwe-Kerwa, в Баварии – Kirtag, Kirta) – стяжение от Kirchmesse: Messe zur Einweihung der Kirche (месса по случаю освящения церкви). “Cannstatter Wasen” «Канштатский луг», 16-дневный народный праздник в Бад-Канштате (городской район Штуттгарта, на берегу реки Неккар). Отмечается с 1818 г., когда был издан указ Вильгельма I о поощрении в этом регионе сельского хозяйства, особенно животноводства. “Wasen” – уст. южнонем. «луг, выгон», так первоначально обозначали места проведения праздника. “Biikebrennen” – Биике – Бреннен, старинный народный праздник встречи весны на Северо-фризских островах. Ежегодно 21 февраля с наступлением темноты жители с факелами отправляются к сложенным для костров дровам, поджигают их, бросают в огонь чучело или бочку (символ зимы), затем празднуют освобождение от долгих зимних холодов. Традиция восходит к временам древних германцев, веривших в магическую силу огня и даже считавших его разумным существом, которое может помочь людям.  Biike(n) – из фризского: «поленица, штабель дров» (Holzstoβ), Biike(n)-Brennen – «горение дровяной поленицы».

“Coburger Vogelschieβen” – стрельба по птицам  в г. Кобург, старинный народный праздник стрелков из лука. Участники должны сбить деревянную птицу на высокой мачте. Проводится в летнее время с 1656 г. по велению герцога Иоганна Фридриха Среднего (Johann Friedrich der Mittlere). Кобургская гильдия стрелков существует с 1354 г. “Schaffermahl” – обед шафферов, старейший профессиональный праздник в Германии, существующий с 1545 г. в форме прощального обеда моряков перед новым выходом в море после зимнего перерыва. В настоящее время устраивается один раз в год в Бременской ратуше во вторую пятницу февраля. Существует определенный ритуал праздничного обеда, на который приглашаются только мужчины, высокие гости из других мест, капитаны, члены клуба моряков Бремена, бургомистр и лица, спонсирующие праздник. Их называют “Schaffer” – «устроитель», «распорядитель» от глагола “schaffen” – делать, устраивать, раньше означало «провиантмастер на судах». “Schäferlauf” – состязание овчаров, региональный народный праздник (с 1443 г.), восходит к годичным встречам гильдии овчаров и стригалей, которые собирались в Баден – Вюртемберге, чтобы продать свои товары, заплатить налоги, провести заседание цехового суда.  Finkenmanöver – состязание зябликов, ежегодный народный праздник в Гарце. Известно, например, что в прежние времена горняки брали с собой в шахту этих птиц, которые заранее реагировали на приближающиеся обвалы и взрывы и своим беспокойным поведением предупреждали людей об опасности.

В реалиях, называющих праздники Германии, отражается национально-специфическая информация, особенности культуры и национального характера немцев, обусловленные как географическим положением той или иной земли Германии, так и историческим развитием региона. Основной функцией реалий, таким образом, становится передача культурологически значимой информации определенного сообщества.

Список литературы


  1. Бах А. История немецкого языка. 6-е  изд. М., 2011.
  2. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М., 1983.
  3. Всеобщая декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразии. Дата обращения 17.10.12. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/pdf/decl_diversity.pdf
  4. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1980.
  5. Гильчёнок Н.Л. Практикум по переводу с немецкого на русский. СПб., 2005.
  6. Кондаков Н.И. Логический словарь. М., 1971.
  7. Лебедев М.В. Стабильность языкового значения. М., 1998.
  8. Маркина Л.Г. Культура Германии: лингвострановедческий словарь: свыше 5 000 единиц. М., 2006.
  9. Межкультурная коммуникация в условиях глобализации / В.С. Глаголев, Н.И. Бирюков, Н.Н. Зарубина [и др.]: Учебное пособие. М., 2010.
  10. Мосиенко Л.В. Лингвокультурологическая проблема классификации реалий // Вестник ОГУ. № 11. 2005 г. С. 155–161. Дата обращения 10.11.12. URL: http://vestnik.osu.ru/2005_11/24.pdf


 
Нравится Нравится  
Из сборников конференции Россия и Запад:

Школа юного регионоведа


Основная информация
Запись в школу:

Заполните форму по ссылке - запись
E-mail: regionoved2005@yandex.ru
https://vk.com/public149054681


Выпуски журнала "Россия и Запад: диалог культур"

№ 1, 2012 г.  
№ 2, 2013 г.  
№ 3, 2013 г.  
№ 4, 2013 г.  
№ 5, 2014 г.  
№ 6, 2014 г.  
№ 7, 2014 г.  
№ 8, 2015 г.  
№ 9, 2015 г.  
№ 10, 2016 г.  
№ 11, 2016 г.  
№ 12, 2016 г.  
  № 13, 2016 г.  
№ 14, 2017 г.  
 
№ 15, 2017 г.